Завербованный
Кадр из фильма «Приказано уничтожить! Операция Китайская шкатулка (2009)»

Шпион. Завербованный.

Михаил Довженко работал продавцом пирожных в Гамбурге. Здесь его знали как Ганса Фридельта. Это утро ничем не отличалось от сотен предыдущих. В тылу врага Михаил работал уже три года.

-Господин Фридельт? – зашел в магазин высокий, седой мужчина, — как у вас сегодня «парижские»? Крем не перегорел?

Довженко замер. Это был пароль, который он ждал уже несколько лет.

-Эти пирожные как всегда свежи и великолепны! – ответил советский шпион, — но я бы вам посоветовал «труфалье»!

Это был кодовый ответ. Мужчина в сером плаще приблизился:

-Слушайте и запоминайте. К сожалению, около полугода назад, одного из наших лучших агентов перевербовали. Мы не знаем кого именно, но он сливает дезинформацию через наших новых курьеров и информаторов, а также устраняет старых курьеров, которые могут его «выявить».

Михаил закурил. Он бросил курить полгода назад, но сейчас привычка взяла над шпионом «верх».

Вот список мест, в которых будут проходить встречи агентов с курьерами в ближайший месяц, — продолжил связной, — вашей задачей является выявление и устранение перевербованного агента. Встретимся через месяц. Удачи.

И он ушел. У Довженко была куча вопросов, а он просто развернулся и ушел…

Первая встреча, из длинного списка, должна была состояться уже послезавтра в 9 утра, у фонтана в центральном парке.

На следующее утро Михаил зашел к хозяину магазина.

-Сер Шрёддер, — начал советский шпион, — я ложусь на обследование на пару недель. Спина совсем ни к черту…

После этого, он обошел, первые пять мест из списка встреч. Всего их было двенадцать, через день или два. «Как быстро все вспоминается!» — думал про себя Михаил, присматривая наиболее удобные места для будущих наблюдений.

На место первой встречи Довженко пришел за полчаса. Он очень волновался.

-Который час? – задала вопрос женщина за спиной у советского шпиона, и Михаил вздрогнул.

-Без десяти девять, — ответил «Ганс».

Встреча состоялась ровно в девять. Советский шпион и курьер встретились и пообщались ровно две минуты. Когда они расстались, Михаил догнал курьера.

-Извините, — спросил Довженко, — как пройти на центральное отделение почты?

-Это на углу центральной городской площади, — ответил курьер и заспешил прочь.

«Фридельт» успокоился: курьер был цел и невредим.

Дни пошли своим чередом. Прошла неделя. Советский шпион «проверил» еще четыре встречи.

Этим утром он шел уже на шестую по счету встречу и уже твердо уверился в мысли, что у советского руководства наверняка случился какой-то просчет.

Эта встреча планировалась в том же парке, где и первая встреча из списка шпиона. Михаил наблюдал, как встретились агент и связной, как они присели на лавочку. Затем агент вдруг вскочил и направился прочь. Курьер остался сидеть на лавочке, наклонившись вперед. Казалось, он хотел что-то поднять с земли.

Довженко преодолел сто метров очень быстро.

-Что с вами? – спросил он человека на лавочке.

Никакой реакции не последовало. Подняв его руку, Михаил увидел рукоять ножа, торчащую у курьера в боку.

Он пошел следом за агентом. Тот завернул за угол, через квартал от советского шпиона. Михаил срезал значительное расстояние через парк. Теперь их разделяло около тридцати метров.

Перевербованный агент взял в кафе чашку кофе и встал на обочине дороги, потягивая горячий напиток.

Через несколько минут Михаил поравнялся с теперь уже вражеским агентом. Довженко видел краем глаза, как по дороге, сзади набирает скорость трамвай.

-Который час, гер? – спросил у шпиона Довженко.

Когда он начал смотреть на часы, Михаил ловко поставил свою ногу за ногу врагу и ловким движением руки толкнул его вперед.

Вражеский агент упал на рельсы прямо перед движущимся на скорости около 50-ти километров в час трамваем. Засвистел стоп-кран, но было поздно: перевербованного протащило около пяти метров, засовав под вагон.

-Разойдитесь! – кричал Михаил, подбегая к месту происшествия и наклоняясь к «потерпевшему», — разойдитесь! Я доктор!

Первым делом он ловким незаметным движением вытащил у мертвого шпиона бумажник. Затем деланно проверил жизненные функции.

-Он мертв! – объявил собравшимся «Ганс», — вызывайте полицию!

Через неделю в кондитерский магазин опять зашел тот же седой человек.

-Вот его документы, – протянул бумажник Михаил, — его больше нет…