«Вперед, в атаку!»

Фото с сайта https://specnazspn.livejournal.com/1190928.html

Пехотный батальон красноармейцев поднялся в атаку.

-Вперед! – кричал командир роты, капитан Владислав Соловьев, — прогоним фашистскую мразь!

Шел сентябрь 1944-го года. Силы советской армии освобождали километр за километром родной земли. Город за городом, поселок за поселком, переходили под контроль красноармейцев. Но далеко не легкими были эти победы – фашист сопротивлялся отчаянно. Иногда, за взятие очередного, хорошо укрепленного рубежа гитлеровцев, советские подразделения теряли до половины личного состава, пошедшего в атаку.

Вот и сегодня, в дождливый осенний день, пехотному батальону поступил приказ взять очередной вражеский рубеж.

-Не робеть! – прокричал слева от Соловьева его «коллега», ротный лейтенант Кулябин, — Урааа!

-Урааа! – понеслось над полем битвы, — за родину!!!

Свистели пули и рвались снаряды вражеской артиллерии. Соловьев бежал вперед и стрелял по неясным темно серым очертаниям вражеских солдат. Огонь противника становился все плотнее, и бойцам красной армии пришлось продвигаться, полусидя и даже ползком. Обернувшись, Владислав заметил, как подтягиваются вперед советские минометчики, таща за собой тяжелые минометы.

-Вперед, усилить огонь! – прокричал капитан – в АТАКУ!

Опять над полем боя поднялся рев советских войск. Полетели мины, со свистом падая на вражеские укрепления. Краем глаза Соловьев увидел, как рядом упал навзничь, сраженный пулей врага, молодой сержант из его роты.

-«Черт возьми!» — подумал про себя офицер, — «а ведь я даже не помню его имени и фамилии. Смирнов что ли?!»

Капитан упал на живот. Что-то саднило внизу левой ноги. Он опустил взгляд на ногу, к которой прилипли пропитанные кровью, болотного цвета брюки.

-«Сквозное!» — решил соловьев.

И тут перед ним выросло двое фашистов. Не растерявшись, капитан вскинул автомат и короткой очередью лишил жизни первого. Навел ствол на второго, но вместо выстрелов услышал глухое клацанье: требовалась перезарядка.

Фашист упал на него сверху. Капитан успел перекатиться чуть в бок, буквально в последний момент   штык-нож врага впился в землю в сантиметре от его шеи.

-Получай сволочь!  — Владислав, что есть силы, ударил прикладом фрица по каске.

Тот немного отшатнулся, а Соловьев приподнялся на колено здоровой ноги и нанес сильный удар сверху, по каске вражеского солдата.

-НА! – кричал красноармеец, нанося удар за ударом, — получай! Получай!

Враг лежал без сознания. Соловьев осмотрелся: советские войска находились уже на переднем крае вражеских позиций, — тут и там велись рукопашные схватки. Переведя дыхание и зарядив в автомат, капитан снова пошел вперед.

-Вперед! – кричал офицер, — в атаку! Не дайте им опомниться! Отгоним фашистскую сволочь подальше!

Моросящий дождь перешел в сильный ливень. Соловьев бежал вперед, перепрыгивая через немецкие окопы и стреляя по врагам. Сапоги скользили и вязли в грязи. Спрыгнув в широкий окоп, офицер помчался по петляющему, черному лабиринту. Впереди замаячила серая немецкая форма.

-Хенде хох! — прокричал капитан, сидящему спиной к нему фрицу, но тут увидел, что тот наносит удары ножом по красноармейцу.

Капитан выстрелил короткой очередью. Вражеский солдат упал на советского бойца. Подбежав, Соловьев откинул врага прочь – наш солдат был еще жив и узнал офицера.

-Тов…, товарищ капитан, — прошептал слабеющим голосом боец, и ротный его узнал, — Владик, предай… моим… здесь в кармане…

Он замер, взгляд сержанта потускнел. Капитан достал из внутреннего кармана погибшего портсигар, в котором лежал сложенный в несколько раз лист бумаги и фотография женщины. Спрятав портсигар, Соловьев вскарабкавшись по скользкому отвесу окопа, выбрался наверх и огляделся. Фашисты отступали.

-Вперед, в атаку! – в который раз за этот бой проорал ротный, — гони их братцы! Урааааа!

И снова, хромая, побежал вперед, вместе с товарищами по оружию.