А впереди уже были видны первые дома Стасовки. Несколько советских снарядов упали прямо между строениями, погребя в воронке пулеметный расчет врага.

-Вперед ребятушки! – прокричал командир взвода, — они уже бегут!!!

Красноармейцы влетели в небольшой городок стремительным натиском. Фашисты даже не успели организовать отступление и теперь хаотично метались кто куда.

Четин вместе с напарником Ольшанским бежали с бойцами пехотного взвода. Двое снайперов сейчас были крайне важны, так как противостояние приобретало характер уличных боев.

Когда они продвинулись вглубь города, было понятно: фашисты в спешке оставляют Стасовку. Враги выскакивали из укрытий, выбегали из домов, выпрыгивали из окон.

Лейтенант Четин присел под окном одного из домов – над головой снайпера прошла очередь из вражеского автомата, выбив два метра штукатурки из белой сены.

-Четин! – раздался крик командира впереди, в соседнем квартале.

Снайпер побежал на голос майора, ища глазами своего напарника среди развалин и общей суматохи. Слева упала мина, лейтенант чертыхнулся и больно врезался головой в торчащую балку перекрытия.

Через минуту он увидел ротного. Сержант Ольшанский уже стоял рядом с командиром. Впереди, метрах в ста было кирпичное здание с фашистским флагом на крыше – штаб неприятеля. Из штаба выбегали офицеры, и Ольшанский убрал одного из винтовки, как только подбежал Четин.

-Не дайте им уйти! – кричал командир роты, — эти фашисты, долго держали оборону, и знают про нас слишком многое…

Лейтенант вскинул винтовку к плечу, но тут, же увидел, как один из вражеских солдат целится из винтовки в них. Он был одним из тех, кто прикрывал отход немецких командиров.

В перекрестье возник торс фашиста и выстрелил. Из-за дыма снайпер не увидел, упал тот, или вбежал в лес

-Майор!!! – Четин прыгнул и врезался плечом в командира роты.

Ротный отлетел в сторону как раз вовремя. Фриц выстрелил и чудом не попал. Ольшанский побежал занимать огневую позицию в остатках соседней двухэтажки, а Четин лежа прицелился и выстрелил. Пуля попала в бок вражескому стрелку, и тот растянулся перед выходом из штаба.

Лейтенант кинулся в соседний квартал, чтобы зайти немного  с задней стороны к кирпичной постройке.

-Спасибо, лейтенант! – услышал снайпер голос ротного за спиной.

Когда стрелок поменял позицию, было видно, куда бегут вражеские офицеры. Через пару домов позади северной стороны штаба начиналось поле в небольшой низине. Там была высокая трава и редкие кустарники. Именно туда, на фланг уходили командиры фашистов. Именно туда уже была обращена винтовка Ольшанского.

Подняв винтовку у остатков стены в 150-ти метрах от объекта, лейтенант увидел, как в окно вылезает очередной лейтенант противника. Четин долго не целился – он просто навел перекрестье на центр оконного проема и нажал на спуск. Фриц снова пропал в темноте штаба.

Снайпер побежал ближе и слева от штаба приметил наполовину разрушенное здание, у которого сохранилась лестница. Забежав на то, что осталось от чердака, Четин увидел в поле несколько фрицев.

Он прильнул к прицелу. Один из немецких Майоров полз к зарослям кустарника в 200-ах метрах от снайпера. Справа раздался выстрел Ольшанского, но лейтенант не стал смотреть, кто из врагов погиб от пули его товарища. Стрелок ждал, когда майор привстанет из травы, чтобы войти в заросли. Это случилось очень скоро: в перекрестье возник торс фашиста и Четин выстрелил.

Когда майор упал, из кустов выбежал еще один офицер, который наверняка ждал ликвидированного до этого фашиста. Снайпер даже не успел разглядеть его звание, а сразу выстрелил вслед убегающему. Пуля попала под левую лопатку фашисту.

Поведя прицелом, снайпер увидел лишь одного фрица, подбегающего к спасительной роще. До него было уже больше 400-от метров, но Четин все равно стрелял ему вдогонку, пока тот не исчез из объектива прицела. Из-за дыма снайпер не увидел, упал тот, или вбежал в лес…

Zampolitovich