Уходящие в закат

-Это наша элитная группа! Им нельзя попадать в плен к врагу! – проговорил командир батальона, — вы уверенны, что на это задание нужно отправить именно их?!

Полковник Терещенко не колебался, а значит, ситуация была действительно крайне серьезной.

-Отправляйте, Павел Семенович! – проговорил полковник, — у фашистов произошли серьезные маневры на этом участке, и страшно то, что мы не знаем, какие именно!

Фашисты провели масштабную перестановку вдоль довольно длинного участка передовой линии. Группа разведчиков, работающая в основном по ночам, получила четкое задание – обследовать все новые позиции противника, зафиксировать местоположение, численность и состав немецких подразделений.

«Уходящие в закат», как их прозвали красноармейцы, готовились к срочной операции.

-Выходим как обычно на закате! – проговорил командир группы, капитан Ратников, — всем быть готовыми к семи вечера!

…Они пробирались через линию фронта. Солнце давно опустилось за горизонт. В поздних сумерках, шестеро бойцов продвигались вдоль покинутого врагом, глубокого окопа. Через десять минут углубились в подлесок и перекусили кусачками ограждения из колючей проволоки.

-Вон тот патруль нужно устранить! – показал рукой в направлении покуривающих фашистов офицер, — но тихо, и тела спрятать!

Дождались, пока трое фрицев подошли к зарослям. Трое разведчиков выскочили одновременно, когда фашисты развернулись к ним спиной.

Блеснули в лунном свете финки разведчиков, трое фрицев упали, захрипев, на землю. Их затащили в заросли и двое наших бойцов переоделись во вражескую форму.

Через полчаса разведчики запоминали расположение и состав вражеских артиллерийских расчетов.

-Когда будем отходить, попробуем взорвать этот склад! – показал товарищам Ратников на большую кирпичную постройку.

Они продвигались медленно, останавливаясь каждые сто метров, чтобы провести глубокий осмотр территории. Ползли, дежурили, запоминали. Капитан делал пометки в своем блокноте.

-Вон там, похоже, штаб! – показал сержант на здание, возле которого дежурили трое фашистов.

-Незаметно не подойти! – прошептал командир, — Филонич и Губанов, ваш черед!

Двое разведчиков во вражеской форме отправились в разведку. Их не было полчаса и остальные уже порядком разволновались, когда они вдруг вернулись.

-Все верно! – доложил капитану сержант Филонич, — там два здания вражеского руководства. Несколько патрулей и куча часовых!

Они отправились дальше. Зафиксировали переброску к линии целой тяжелой роты немецких танков и два мотострелковых подразделения противника.

Они уже возвращались назад, когда дорогу им преградил вражеский патруль. Капитан решил послать вперед переодетых товарищей.

-Нападаем, когда начнут проверять документы! – скомандовал офицер.

Патрульные начали проверку документов у проходящих мимо солдат, а остальные разведчики обошли фрицев и выскочили сзади, накинув ремни на шеи противникам.

И тут из-за разрушенного дома, стоящего в двадцати метрах, вырулил еще один патруль из трех вражеских автоматчиков.

-К бою! – прокричал капитан.

Разведчики попадали на землю и открыли огонь из автоматов. Трое фрицев упали замертво, успев, однако, ранить нашего сержанта.

…Они отступали к нашим позициям. За разведчиками быстро образовалась вражеская погоня.

-Уходите! – прокричал старшина, — мы их задержим!!!

Двое разведчиков, переодетые в немецкую форму, залегли за пригорком и отстреливались из автоматов, пока остальная группа растворилась в зарослях.

Старшина погиб. Сержант лежал, притворившись мертвым. Когда фашисты окружили и подошли вплотную, разведчик активировал две гранаты, и взорвал себя вместе с фашистами.