Бой «Т-70»  запомнился на веки немцам когда первый снаряд нашего танка угодил четко под лафет немецкой пушки.

-Прямо сейчас выезжайте! – кричал командир – нужно успеть проделать проходы для нашей пехоты!

Десять легких советских танков устремились вперед, к вражеским позициям. У врагов на этом участке были лишь пушки и стрелки, но перед двумя рядами траншей были ряды колючей проволоки и сотня метров противопехотных мин.

-Там противотанковые рвы, товарищ майор! – прокричал командир одного из танков, старший лейтенант Самсонов, — боюсь, до «колючки» можем просто не доехать!

В помощь танкистам были экстренно высланы инженерные войска. Задача была крайне трудной, так как дело было срочным, а вражеский огонь довольно интенсивным.

Танк Самсонова ехал во втором звене. Всего на этом участке на фашистов надвигалось десять наших «скоропузов».

Рядом упал снаряд вражеской пушки. Наводчик Куприянов прильнул к триплексу и спустя несколько секунд прокричал:

-Федя, тормозни на пригорке!

Мехвод нажал на тормоз там, где и просил наводчик. Прозвучал выстрел, и снаряд нашего танка угодил четко под лафет немецкой пушки. Орудие треснуло и завалилось на бок.

Танки мчались вперед, а инженерные войска работали у противотанкового рва, наскоро пытаясь соорудить перекрытия из бревен. Эту задачу сильно затруднял шквальный огонь фашистов, до которых от противотанковых рвов было около 250-ти метров.

-Давай по брустверу! – скомандовал Самсонов наводчику, — нужно помочь нашим, иначе не проедем!

Наводчик повел оптическим устройством из стороны в сторону, а потом снова выстрелил. Снаряд приземлился рядом с пулеметным расчетом фашистов, и одного из пулеметчиков отбросило взрывом на несколько метров.

Один из советских танков уже угодил в ров. Еще два были подбиты вражеской артиллерией.

-Ждем возле вон той группы и прикрываем! – скомандовал командир танка.

Мехвод развернул танк и погнал параллельно противотанковому рву. Несколько инженеров уже уложили пару бревен, но боялись подниматься выше.

«Т-70» замер в 50-ти метрах ото рва. Рядом просвистел снаряд противника, царапнув по броне советской машины.

Красноармейцы открыли огонь из пулеметов, пресекая попытки противника приблизиться к нашим инженерам. Еще один наш танк загорелся, сраженный вражеским снарядом…

И тут Самсонов увидел, что первых танк с их товарищами переехал ров слева. Он уже хотел отдать приказ следовать туда, но следующий за первым танк соскользнул с настила и повалился набок в яму. Бревна посыпались на него сверху…

Но вот командир увидел, что «их» инженерная группа закончила установку перекрытия.

-Вперед, через ров! – прокричал команду Самсонов, — поднажмем, ребята!!!

Они поехали вперед. Как только пересекли ров, прямо на перекрытие упал немецкий снаряд. Они поехали дальше.

Через минуту наш танк уже тянул за собой колючую проволоку и выдирал из земли крепежные столбы. Под танком взрывались противопехотные мины.

-Нужно здесь покрутиться! – перекрикивал командир шум мотора.

Когда танк вернулся обратно ко рву, расширив коридор для пехоты, Самсонов вылез из люка и быстро осмотрелся. На поле боя остались только два советских танка. Наша  пехота уже бежала к вражеским позициям, по проделанному танком Самсонова коридору…

Zampolitovich