Снаряд вражеского танка просвистел всего в паре метров от советского Т-34 и врезался в основание старого вяза.

-«Тигр» прямо за «кормой»! – проорал командир нашего танка, капитан Сергей Остапов, — уходим в подлесок на три часа!

Мехвод, старшина Прилецкий вдавил педаль вниз и пошел на крутой разворот в 90-то градусов. Наводчик Туранов сидел у триплекса и выжидал удобную для уверенного выстрела позицию. Снарядов оставалось немного, и все понимали – разбрасываться ими не стоит.

Танковый бой продолжался уже около часа, и перевес теперь оказался на стороне фашистов. Кроме того, связист Маратов объявил, что получил сигнал о возможном прибытии немецкого подкрепления в виде «Панзеров».

И вот они въехали в редкий подлесок. Только здесь командир заметил, что места тут болотистые. Но пути назад не было – на «хвосте» сидел тигр неприятеля.

Т-34 помчался вглубь зарослей, аккуратно объезжая деревья. Через несколько сотен метров механик водитель прокричал:

-Беда мужики! Вязнем!

Оказалось, что наш танк попал в трясину. Всего за минуту, бронемашина погрузилась в пучину практически до уровня башни.

-Не паниковать! – прокричал Остапов, — вроде остановились!

И действительно, погрузившись на две трети, Т-34 так и замер. Рядом упал снаряд вражеского тигра, и башню нашей машины накрыло волной мутной жижи.

-Туранов, давай по нему прямой наводкой! – прокричал командир.

Вражеская бронемашина как раз подъехала к краю болота. Расстояние между танками теперь составляло всего около ста метров. Развернув башню, наводчик, презрительно ухмыльнувшись, быстро скорректировал прицел и нажал на кнопку. Т-34 практически не качнулся, а снаряд угодил точно под ствол вражескому танку, повредив ходовую и систему огня.

Фашисты выскакивали наружу, объятые пламенем. Двое побежали в болото, и их быстро поглотила трясина, а один упал за танком и сгорел…

-Вода! Вода прибывает! – прокричал связист.

В салон Т-34 медленно проникала болотная вода. Капитан уже собирался отдать приказ «оставить машину», но тут наводчик проговорил:

-Мужики! «Панзеры» идут!

Теперь они все прильнули к смотровым окошкам. Их взгляды скользили по вражеским бронемашинам – рядом с болотом двигались три немецких «Пз-2». Видимо, это и была часть вражеского подкрепления, о котором говорили разведчики.

А тем временем, воды в нашем танке было уже по грудь…

-Давай по крайнему… — прошептал наводчику Остапов.

Плавно повернулась башня советского танка, замерев на секунду в конечной точке. Громко грянул выстрел, и снаряд угодил прямо в бензобак немецкой машины, идущей последней в колонне. На несколько метров вверх поднялся оранжевый вихрь, сменившийся густым, черным дымом.

Две оставшиеся машины открыли огонь в направлении нашего танка. Снаряды легли совсем рядом, спровоцировав еще большее погружение советской машины.

-Все наверх! – скомандовал командир, — покинуть машину!!!

Они вылезали уже в воду. Когда связист и наводчик выскакивали, то прыгнули не в ту сторону и попали в трясину. Мехвод был сражен пулей вражеского танкового пулемета, уже выходя на край суши.

Из всего экипажа выжил только командир, покинувший машину последним. Остапов выплыл из люка и вынырнул с другого края болота, схватившись за ветви поваленного дерева…

Zampolitovich