Срочный захват «языков»

Странной, дерзкой и несвоевременной была эта команда из штаба. Ротный собрал подчиненных на срочное совещание.

-Не знаю, родные, как правильно поступить! – Максим Савельев очень волновался, — нам срочно нужно добыть, как минимум пять «языков»!

-Но товарищ капитан, — командир разведывательной роты, Андрей Агапов, опешил, — моих трое всего на месте! Остальные на задании!

-Ты же сам видишь, лейтенант, — развел руками ротный, — наши сложности никого не интересуют. Выполняйте задачу, и все тут!

На несколько секунд в командирском блиндаже повисла напряженная тишина. Все молча курили, уставившись в пол.

-Предлагаю поступить следующим образом, — начал капитан Агапов, — перво-наперво, предлагаю создать усиленную группу захвата. В связи с отсутствием «профильных» специалистов разведки, рекомендую включить в группу крепких бойцов из различных подразделений.

-А ну, как они откажутся? – высказал свое слово старший связист, — Дело ведь не обыденное. Здесь опыт важен!

-Значит, заодно и людей своих «проверите», — заметил присутствующим ротный, — получше узнаете, кто есть кто!

Так и решили поступить. В результате быстрых отборов была создана усиленная группа захвата, из тридцати человек. В группу вошли три подгруппы из десяти человек. Каждую подгруппу возглавил разведчик. В подразделение захвата вошли пехотинцы и стрелки, несколько связистов, вторые номера пулеметных расчетов, трое артиллеристов и даже двое поваров из взвода снабжения.

-Я уже переговорил с артиллеристами, — инструктировал группу захвата «языков», капитан Савельев, — через час они начнут проводить массированный минометный обстрел переднего края немецких позиций.

Все бойцы напряженно слушали командира. Лейтенант Агапов поднял руку, но ротный остановил его взмахом свое руки:

-Я дам тебе слово, Андрей, дай мне закончить. После артобстрела группа захвата штурмует передний край вражеских позиций и быстро хватает первых попавшихся врагов. После захвата пяти-шести «языков»,  бойцы, произведшие захват, доставляют их сюда. Остальные прикрывают их отход. Теперь вопросы.

-Пехота пойдет вместе с нами в атаку? – задал свой вопрос командир разведчиков, Агапов, — ведь без них ударную группу могут «пресечь» вражеские пулеметы, сообразив, что численность наступающих несерьезна!

-Пехота пойдет, но не глубоко, — ответил ротный, — весь расчет на нашу артиллерию…

Через два часа загрохотали наши минометы. Взметнулась фонтанами земля на передних вражеских позициях. Две роты советской пехоты сорвались в атаку, а между ними бойцы группы захвата.

-Ура!!!! – кричали проинструктированные красноармейцы, наводя страх на фашистов и создавая иллюзию крупномасштабного наступления. Через десять минут артобстрел прекратился и советские бойцы «влетели» на первые два ряда вражеских окопов.

Спрыгнув в окоп, Агапов лицом к лицу столкнулся с немецким рядовым. Не раздумывая, лейтенант ударил лбом по переносице вражеского солдата.

-Айть.. – вскрикнул фашист, и начал заваливаться на бок.

Взглянув наверх, разведчик увидел двух советских пехотинцев:

-Забирайте вот этого, тяните наверх! – скомандовал лейтенант.

Первого «языка» потащили к нашим позициям. Андрей побежал дальше по окопу, и завернув за небольшой поворот, наткнулся на ротного, которого душил немецкий офицер, огромного роста крепыш, прижав капитана к земле.

-Хенде хох! – прокричал лейтенант на бегу.

Амбал фашист поднял голову на крик советского разведчика, и получил от последнего сильнейший удар коленом в нос. Раздался громкий хруст, и фашист обмяк, растянувшись на ротном Савельеве.

Этого вытягивали из окопа втроем.

Выбравшись из окопа, капитан и лейтенант осмотрелись: в сторону советских позиций волокли около семи вражеских солдат. Фашисты начали приходить в себя. По всем окопам началась беготня и громкие крики – враг готовился провести контратаку.

-Они уже смекнули, что к чему! — капитан замахал руками над головой, — отступаем! Задача выполнена! Свободным группы прикрывать отход «ведущих»!

По итогам быстрой операции, в плен было захвачено девять вражеских солдат, трое из которых оказались офицерами.