Снайпер вскинул винтовку, и замер, глядя в перекрестье прицела, сделав 2-х миллиметровую поправку на расстояние и выстрелил.

-И помни Миша, — устало приземлился на стул подполковник, — если ты не справишься, нам обоим несдобровать!

«Да уж, дела…» — подумал лейтенант Скворцов. За два года войны снайпер выполнил множество разносторонних заданий, но на такое ответственное задание его посылали впервые. Он много раз участвовал в сдерживании вражеской атаки на сложных рубежах, сопровождал важные колонны с офицерами высокого ранга, участвовал в разведывательных операциях по ликвидации офицеров неприятеля. Но чтобы генерала…

-Я понял, товарищ Марков! – поднялся с места стрелок, — завтра утром, ровно в четыре буду готов!

Этот приказ командир снайперского взвода получил час назад, от комбата. А тот напрямую из Москвы, причём не по телефонограмме и не через радиосвязь – его привес лично сотрудник особого отдела, в письменном виде.

План руководства состоял в том, чтобы дерзко устранить немецкого генерала Арнольда Штоффа. Тот приезжал с проверкой в прифронтовой польский городок, неподалёку от Люблина. Там была скалистая местность и по донесению разведки и шпионов, база гитлеровцев был с двух сторон окружена крутыми скалами. Именно благодаря спортивной подготовке Михаила Скворцова в области альпинизма его первоклассным навыкам стрельбы, задание по устранению Штоффа поручили именно ему.

За линию фронта снайпера забросили десантным способом, на тяжёлом грузовом самолёте, чтобы не привлекать лишнее внимание врага. Приземлившись на парашюте в сотне километров от цели, лейтенант пошёл в сторону дороги, предварительно закопав парашют под старой сосной. Он был одет в форму немецкого унтер офицера и обучен навыкам жестов, которыми разговаривают глухонемые. Винтовки при себе не было – её предстояло добыть на месте, и в этом заключалась очередная сложность операции.

К дороге вышел через час и пошёл в сторону Люблина. Пройдя пару километров, снайпер услышал гул мотора за спиной. Это был открытый немецкий грузовик, в кузове которого перевозили вещи. Михаил поднял руку, и шофер притормозил.

-Вас ис лос? – спросил водитель, внимательно окидывая взглядом советского стрелка в форме гитлеровского офицера.

-Лублин… — прохрипел Скворцов и показал в сторону города.

Через час он поблагодарил водителя простым кивком головы и спрыгнул прямо у просёлочной дороги, уходившей к западу от основного шоссе. Снайпер отлично помнил это место – неподалёку виднелись шпили старого замка, а значит, до немецкой базы оставалось всего 10 км пути. До прибытия Генерала оставалось 20 часов…

Подходящую винтовку он присмотрел у одного из патрульных, охранявших склад. Уже прошёл час с тех пор, как он проник на базу, перекусив специальными кусачками колючую проволоку у леска. Теперь следовало дождаться смены караула, так как следующий караул и будет здесь в тот момент, когда прибудет Арнольд. Он выбрал место на скале, поросшей редкими соснами, и принялся ждать сумерек. До прибытия генерала оставалось чуть больше 10-ти часов.

Спокойный, словно скала

Караул сменился около полуночи. К этому времени лейтенант просидел на скале, за старой сосной уже больше пяти часов. Он бесшумно сполз вниз и размял пальцами затёкшие мышцы ног, после чего осторожно подкрался к охраннику склада. Пришлось обойти здание вокруг, чтобы выйти к часовому со спины и здесь красноармейца чуть не засек патруль. В последний момент Скворцов успел юркнуть в чёрную тень большой водонапорной башни. Немец даже не понял, что случилось, когда рукоять пистолета Скворцова влетела ему в висок. Обмякшего врага снайпер затащил на склад. Здесь же и спрятал его за ящиками, забрав винтовку с хорошим прицелом.

***

…Он лежал практически на вершине скалы, сжимая трофейную немецкую винтовку от напряжения. Пальцы побелели, а глаза пересыхали от редкого моргания. Снайпер сидел в тени небольшой ели, которая росла практически перпендикулярно склону скалы и больше напоминала мостик для ныряния, чем укрытие. Для обеспечения маскировки стрелку пришлось лечь на её ствол, что оказалось даже удобнее. Впереди на стволе лежало несколько патронов от винтовки.

И тут послышался шум сразу нескольких двигателей и на территорию базы начали въезжать автомобили. Подняв бинокль, Скворцов разглядел чёрный «кюбельваген» в сопровождении машин охраны. Штофф.

Снайпер вскинул винтовку, и прицел замер на главном входе в штаб. Генерал покинул автомобиль и не спеша направился в здание. Как только голова попала в перекрестье прицела, Михаил сделал 2-х миллиметровую поправку на расстояние и выстрелил.

Выстрел эхом прокатился многократно, вызвав выражение страха на лицах немцев. Пролетев 600 метров, снайперская пуля угодила точно в затылок генерала, и тот теперь упал на колени. Ещё до того, как Штофф упал лицом вниз, Скворцов уже начал скользить по горному скалолазному тросу, заранее укреплённому с другой стороны горного хребта. Винтовку он оставил на стволе ели.

Теперь предстояло углубиться в леса и уйти от погони…

Рассказы о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом. «Историки пишут о тех событиях, которые происходили в реальности, а писатели – о тех, которые могли бы произойти».

Zampolitovich