Снайперы.-Жара-Кавказа.

Снайперы в годы великой отечественной войны.

Ротный был «на взводе». Фашисты пытались любой ценой овладеть северокавказским регионом, и красноармейцы разрывались на части, отражая вражеские атаки со всех возможных направлений.

-Они снова пытаются пройти через перевал на юге! – сообщил комбату ротный, — там в нескольких километрах от истоков «Боксана», около роты вражеской пехоты подходит к горному перевалу! Если им удастся пройти через ущелье, они выйдут прямо к Прохладному!

Полковник склонился к карте, изучая сложившуюся ситуацию. Три роты красноармейцев в настоящий момент были задействованы в обороне западных подходов к Кавказу, еще две стояли на защите северных подходов…

-Бросай туда снайперский расчет! – скомандовал ротному полковник, — больше послать некого!

И вот, рано на рассвете шестеро снайперов были отвезены на грузовике к подножию горного хребта. Все шестеро были одеты в специальные маскировочные халаты светло серого цвета, такого же, как эти горы Кавказа. Июльское солнце уже начинало прогревать утренний воздух.

-Черт подери! – сплюнул на землю старшина Бурков, — восемь утра, а уже похоже градусов 30-ать!

-Оставить нытье! – ответил командир группы, капитан Ровенский, — за мной!

Стрелки начали восхождение на перевал, чтобы оказаться на выгодных для стрельбы позициях до прихода фашистов. Солнце медленно поднималось по восточному небосклону. К обеду жара уже была невыносимой.

Когда снайпера достигли перевала, солнце находилось в зените и жарило так, что казалось, маскхалаты вот-вот начнут плавиться.

-Все вон туда! В тень вон того утеса! – скомандовал Ровенский.

Но остыть в тени бойцам удалось совсем недолго. Они только успели немного перевести дух после изнурительного подъема под палящими лучами полуденного солнца, как стоявший в дозоре с биноклем сержант прокричал:

-Фашисты на дне ущелья!

Все снайперы как один поднесли к глазам бинокли. Действительно: группа из шести вражеских солдат двигалась с юго-запада по дну глубокого ущелья. До солдат противника было около 500-от метров.

-К бою! – проговорил громко капитан, — рассыпаться по склонам! Работаем с большой дистанции!

Снайперы рассредоточились по склону перевала, подбирая каждый для себя подходящую огневую позицию.

Через несколько минут все были разбросаны как фигуры по шахматной доске. Раздался первый выстрел и Ровенский с удовлетворением отметил меткий выстрел кого-то из своих подчиненных – фашист в полукилометре впереди упал как подкошенный.

-Ближе чем на 300-а метров не подпускать! – прокричал капитан, беря на прицел еще одного солдата неприятеля. «Из воспоминаний ветеранов вов, а ведь эти неизвестные герои вов и их подвиги, так и не были признаны геройскими, так как о них мало кто знает»

За первой шестеркой фашистов появились основные силы. Капитан не мог разглядеть званий с такого расстояния, поэтому просто выбирал цель и делал значительную поправку на расстояние перед выстрелом.

А жара стояла неимоверная. Снайпера промокли от пота, как от проливного дождя. После десяти минут боя под палящим солнцем Кавказа, стрелки успели вымокнуть и просохнуть от жары.

Фашисты просто стреляли вперед по склонам, наугад. Они не могли различить с такого расстояния наших снайперов, не слишком отличавшихся по цвету от горных склонов. Фрицы падали один за другим, и очень скоро враг повернул назад, поняв всю бесперспективность сложившейся ситуации.

Застрелив еще оного фашиста в 400-ах метрах, капитан заметил отступление и прокричал:

-В погоню!

Вместо громкого приказа, с пересохших от жары губ сорвался лишь хриплый шепот. Ровенский сделал из фляги несколько больших глотков горячей от жары воды, и на этот раз отдал громкий приказ о преследовании и уничтожении противника…

 


Дорогие читатели, пожалуйста, оставляйте сайт в закладках и делитесь им в соцсетях, это очень помогает развитию сайта и стимулирует для вас писать лучше и чаще.