Снайпер быстро перевел прицел на пару сантиметров по диагонали влево и вниз, и снова нажал на спусковой крючок.

Карпов и Ильченко уходили с передовой. Снайперы недавно ликвидировали несколько вражеских офицеров, прямо у немецкого блиндажа, но чудом избежали внезапной пули от неизвестно откуда взявшегося патруля.

-И главное, смотрел же в ту сторону несколько раз! – повторял на бегу, сержант Ильченко, — ну не было там никого!

Старшина молчал и смотрел по сторонам. Где-то в стороне прозвучал мотор тяжелой машины. Впереди были слышны пулеметные очереди и одиночные выстрелы из винтовок – где-то шел бой.

-Ну и ладно уж… — пробурчал Карпов, — главное, что живыми ушли! А ты молодец! Как лихо в того лейтенанта попал! Метров четыреста до него было!

Снайперская группа действовала автономно уже вторые сутки. Сейчас, уйдя немного вдоль передовой, бойцы намеревались вернуться в расположение с докладом.

Постепенно двое стрелков перешли на шаг. Скоро вышли к руинам небольшого городка и углубились в лабиринт разрушенных построек. Повсюду были груды битого кирпича и бетона, строительных перекрытий, досок, бревен и торчащей арматуры. Кое-где на улицах стояли черные остовы обгоревшей техники.

-Что-то я не пойму, — прошептал сержант, снимая винтовку с плеча, — где мы, старшина?

Карпов осмотрелся по сторонам, как будто что-то вспоминая. И тут они услышали выстрелы, совсем недалеко, на другом краю маленького городка. Было очевидно, что столкнулись две небольшие группы.

-Давай туда, осторожно! – проговорил старший группы, — может нашим помощь нужна…

Пройдя сто метров, снайперы взошли на второй этаж оставшейся половины дома, по дырявой, держащейся «на честном слове» лестнице. Теперь, укрывшись за остатками стены, стрелки наблюдали следующую картину: остатки пехотного взвода красноармейцев сцепились с превосходящей числом группой фашистов.

-Вовремя мы подоспели! – проговорил Карпов, — гляди вон туда!

Сержант посмотрел правее и увидел, что несколько фрицев пошли в обход. Еще несколько минут, и группа наших пехотинцев будет окружена.

-Давай по офицерам… — проговорил старшина, — ты здесь, а я вон туда, на дерево!

Сказав эти слова, командир помчался вниз по лестнице, схватив винтовку в боевое положение. Через три минуты старшина уже сидел на нижней, толстой ветке большого клена и рассматривал в прицел крадущихся фашистов.

Сделав знак сержанту, Карпов прицелился. Он заметил направление движение трех, идущих в обход фашистов, и остановил прицел на промежутке между двумя домами, где они должны будут вскоре появиться. И вот, через несколько секунд в перекрестье снайперского прицела шагнул немецкий офицер. Старшина плавно поднял прицел немного выше и выстрелил. Вражеского лейтенанта отбросило на стену, и остальные двое вражеских солдат быстро присели и развернулись в направлении снайпера.

Карпов быстро перевел прицел на пару сантиметров по диагонали влево и вниз, и снова нажал на спуск. Пуля угодила прямо в грудину второму фашисту.

Практически одновременно со вторым выстрелом старшины, раздался выстрел Ильченко. Карпов не сомневался – еще один фашист погиб.

И тут усилилась перестрелка. Судя по всему, поняв, что получили мощную поддержку в виде снайперов, наши пехотинцы пошли на штурм. Один из фашистов выскочил слева, к зданию, где сидел сержант. Слава богу, что Карпов успел его заметить краем глаза. Он быстро повернул винтовку и выстрелил. Фашист так и упал, с широко раскрытыми от удивления глазами.

-Бегут! – прокричал сержант, — бегут фашисты!

И он снова выстрелил. Пуля Ильченко угодила в спину одного из убегающих фрицев. Несколько красноармейцев выскочили из укрытия и начали стрелять отступающим врагам вдогонку…

Zampolitovich