Перекрестье прицела замерло на каске первого фашиста, и палец нажал на спусковой крючок. Пуля преодолев 300 метров, угодила в шею гитлеровца.

Стрелковый взвод фашистов укрепился в руинах двух домов, на окраине города.

-Я уже два взвода там потерял! – кричал командир роты по радиосвязи, — нужна артиллерия!

Но сквозь шум помех и раскатистый гул сражения, майор слышал одинаковый ответ из штаба:

-Нет у нас свободной артиллерии майор! Штурмуйте своими силами!

И тогда командир собрал командиров своих взводов. Лейтенант Уманский тоже присутствовал на срочном совещании и выступил с предложением.

-Я со своими могу попробовать ударить по ним вот отсюда, с фланга! – проговорил снайпер, — но это будет иметь смысл, только если их будут отвлекать атаками по прямой, в лоб!

На том и порешили. Уманский с напарником, старшиной Клименко, договорился с минометчиками и отправился по дуге, чтобы обойти вражеские позиции.

-Теперь нужно стрелять аккуратно, чтобы они не смогли нас засечь, — говорил лейтенант напарнику, — я предлагаю засесть вон там, у обгорелого БТРа!

Снайперы разместились у черного остова бронемашины. Они видели, как делают вялые попытки штурма развалин их товарищи, в четырехстах метрах по диагонали.

-Не очень отсюда видно… — проговорил Клименко, — может ближе подойдем?

-Отставить! – прорычал лейтенант, — тогда они легко нас обойдут…

Командир группы поднял винтовку и через оптический прицел изучил развалины двухэтажных домов. Фашисты стреляли вперед, по красноармейцам. Лейтенант быстро засек двоих пулеметчиков. Перекрестье прицела замерло на каске первого фашиста, и палец нажал на спусковой крючок. Пуля 7,62, преодолев 300 метров, угодила в шею гитлеровца.

Второй сразу повернул голову в их сторону, и тогда выстрелил старшина. Он грамотно сделал поправку, так как ему мешала металлическая балка межэтажных перекрытий. Пуля пролетела по небольшой дуге и угодила четко под нижний край вражеской каски.

Фашисты сразу поняли, что подверглись атаке снайперской группы. Уманский увидел, как трое фашистов выбежали из развалин и побежали к тылу. Он не сомневался, что они сейчас попытаются обойти их сзади.

-Ты давай, действуй дальше, а я прикрою нашу спину! – проговорил командир расчета, — смотри мне тут, сильно не высовывайся!

Старшина снова прицелился, немного приподнявшись над корпусом бронемашины. На это раз прицел замер рядом с кучей битого кирпича, около которой залег фриц с винтовкой. Перекрестье снайпера ожидало, пока голова фашиста немного приподнимется. И вот он выстрелил. Пуля попала в шею солдата неприятеля.

Две мины упали прямо в руины, и несколько фрицев упали замертво. Лейтенант отполз от сгоревшей бронемашины и залег в 50-ти метрах, в неглубокой траншее.

Он ждал, когда появятся фашисты, которые хотели их обойти. И через несколько минут он их увидел. Трое гитлеровцев двигались гуськом, перебегая от дерева к дереву.

Прицел замер у осины, к которой сейчас будет бежать фашист. Как только немец прибыл в нужную точку, снайпер выстрелил. Немец упал за дерево, а его товарищи сразу упали на живот и поползли назад. Когда они отползли на расстояние в 300 метров, они попробовали подняться. Уманский был к этому готов, и поэтому выстрелил сразу. Пуля угодила в грудь еще одному врагу.

А старшина меж тем отошел от своего укрытия, не десяток метров ближе к укреплению противника. Он снова прицелился и увидел еще один пулеметный расчет фашистов. Между двумя бетонными блоками двое фрицев строчили из пулемета вперед, где наши пехотинцы снова пытались атаковать в лоб

Старшина прицелился и снял пулеметчика. Второй быстро развернул пулемет в его сторону и открыл огонь. Несколько крупнокалиберных пуль впились в землю рядом со снайпером. Клименко отполз, и взяв на прицел второго пулеметчика, нажал на спуск.

-Клик… — винтовка дала осечку.

Пулеметчик начал переводить ствол на снайпера, и тут прямо рядом с ним упала мина наших минометчиков…

Zampolitovich