Снайпера. Все, что осталось от деревни

Еще один немецкий снаряд разорвался прямо над ними. Во все стороны полетели комья земли. Трое красноармейцев втянули головы в плечи.

-Когда же они перестанут?! – прокричал сержант Семенов, перекрикивая канонаду вражеских залпов и взрывы приземляющихся снарядов, — там наверху наверное уже ничего не осталось!

Фашисты устроили массивный артобстрел советской деревушки, в которой располагался небольшой гарнизон. Основные силы красноармейцев успели отойти, а два снайпера и пулеметчик укрылись в сыром погребе одного из домов.

-Мне кажется, скоро пойдут вперед! – проговорил старшина Бахмутов.

И действительно, через несколько минут все стихло. Трое красноармейцев поползли по лестнице наверх, и старшина откинул крышку погреба. Неяркое солнце тронуло лицо солдата.

-Мать честная! – воскликнул снайпер, выкидывая винтовку впереди себя, — вот так дела…

Он поползли в стороны от люка. Куда ни посмотри – вся деревня была разбита. От домов остались только разрушенные печи да печные трубы.

-Всю деревню с землей сровняли, с-ки! – прошипел Семенов.

-Идут! – прокричал Пронин, — фашисты!

Как и следовало ожидать, люди в серой форме приближались, чтобы занять советские позиции. Красноармейцы приняли решение дать им решительный отпор, так как те не догадывались, что на этой выжженной земле кто-то остался.

Пронин схватил пулемет и побежал к развалинам одной из печей. Снайпера спустились в люки погребов на пару ступеней и приготовились к стрельбе.

Бахмутов поймал в оптический прицел вражеского майора, который шел в первой пятерке вражеских солдат. Выстрел прозвучал крайне неожиданно для продвигающихся вперед фашистов и майор так и упал, с удивленным выражением лица.

Самый лучший снайпер вов | -По офицерам бей, Семенов! – прокричал товарищу снайпер.

Сержант стоял на лестнице в погреб всего в десяти метрах. Его лицо выражало скорбь… Это было все, что осталось от соседнего дома. Сержант прицелился и попал в бедро фельдфебеля, бегущего с автоматом в 300-ах метрах впереди.

Поняв, что не все красноармейцы покинули деревню (вернее бывшую деревню), фашисты бросились вперед. Застрекотал пулемет Пронина, и несколько бегущих впереди гитлеровцев попадали как подкошенные.

Бахмутов увидел, как отдает команды немецкий лейтенант. После его распоряжений трое фашистов с винтовками рассредоточились по полю боя.

-Скорее всего, стрелки или снайпера… — подумал про себя старшина.

Он прицелился во вражеского лейтенанта, оказавшегося сообразительнее остальных. Перекрестье снайперского прицела замерло на фуражке фашиста. Сделав небольшую поправочку на расстояние и сместив прицел на пол сантиметра, стрелок нажал на спусковой крючок.

Пуля пролетела по небольшой дуге и врезалась в левую скулу офицера противника. Тот как раз объяснял подчиненным тактику дальнейшего боя и так и упал, крутанувшись вокруг своей оси.

Теперь  стрелок обнаружил фашиста, целящегося в нашего пулеметчика. Снайпер быстро навел прицел и выстрелил, но пуле легла на несколько сантиметров в сторону, и вражеский стрелок юркнул к земле, меняя позицию.

Один из немецких снайперов выстрелил и попал в Пронина. Ствол нашего пулемета теперь смотрел в небо, а его хозяин упал на оружие сверху.

Бахмутов успел рассмотреть траекторию последнего выстрела, оборвавшего жизнь сержанта. Теперь перекрестье снайперского прицела переместилось чуть правее небольшого кустарника. Как и рассчитывал стрелок, через несколько секунд появилась голова фашиста, и старшина выстрелил. Пуля попала точно в угол нижней челюсти фашиста.

Но на смену первой волне врагов быстро подходила вторая и третья.

-Уходим! – прокричал товарищу старшина, — мы их уже не остановим!

Они поползли прочь, а когда достигли зарослей, вскочили на ноги и понеслись в сторону своих отступивших отрядов…