Снайпера. «Приманка»

Ветер всколыхнул высокие стебли травы. Двое снайперов, пригнувшись бежали вперед, в сторону немецких позиций.

-Фрицы! – схватил товарища за рукав старшина – стой!

Снайпера подняли бинокли и стали рассматривать территорию в трехстах метрах впереди. Поначалу казалось, что все спокойно, впереди никого нет. Но опытные стрелки понимали – побеждает тот, кто терпеливее.

-Подойдем еще немного вперед! – решил, наконец, лейтенант Устинов, — посмотрим, кто там, и где они укрываются!

Не прошли они и пятидесяти метров, как впереди раздались выстрелы. Снайпера чудом избежали смерти, вовремя успев приникнуть к земле.

-Ты уходи назад, к траншее! – скомандовал старший группы, — а я тихонько разведаю, что там!

Старшина Подолян вернулся на сто метров назад, и скользнув в траншею, начал подготавливать огневую позицию. Лейтенант прополз еще пару десятков метров вперед, и изучив обстановку, быстро ретировался к напарнику.

-Там стрелковый взвод фашистов! – сообщил офицер старшине, — в окопе прячутся! Видать, заметили, как мы их разведчиков сегодня под утро застрелили! Боятся Просто так не устранить!

Они подождали еще несколько часов. Не высовываются фашисты!

-Вон смотри, банки пустые консервные лежат! – показал на валяющиеся банки старшина, — еще бы веревку какую достать!

-Там, сзади в развалинах! – проговорил Устинов, — я видел длинную бечевку!

Найдя веревку, снайпера изготовили оригинальную «приманку» для вражеских солдат. К бечевке привязали несколько пустых консервных банок. Стали ждать темноты.

-Я пополз! – объявил старшина и взяв передний конец бечевки, пополз в направлении врага.

Второй конец веревки оставили в их стрелковом укрытии.

Он полз очень долго, стараясь не производить ни звука, во мраке ночи. Утром снайпера наметили точки над вражескими окопами. Прождали еще большую часть дня, чтобы враги решили, что снайпера покинули позицию.

Солнце начало клониться к горизонту.

-Давай! – скомандовал Устинов, беря винтовку наизготовку и припадая правым глазом к оптическому прицелу.

Подолян начал дергать веревку. Далеко впереди, в 30-ти – 40–ка метрах от вражеской траншее начали побрякивать банки. Через десять секунд первый фашист не выдержал и поднял голову посмотреть: «что же там шумит? Вдруг что-то или кто-то приближается?».

Устинов быстро пойма в перекрестье вражескую каску и нажал на спуск. Пуля преодолела 250-ят метров без отклонений и угодила фашисту над правой бровью.

-Ждем еще полчаса! – проговорил офицер.

Через полчаса Подолян снова начал создавать «баночный шум». И опять не выдержали фашисты. На этот раз из окопов появились двое, причем не просто выглянули, — выскочили и упали на живот с автоматами.

Снайпера выстрелили практически одновременно. Оба вражеских солдата замерли, распростершись в метре от своей траншеи.

Вот так они и работали… Следующей ночью переместили приманку на 50-ят метров вправо. На следующий день ликвидировали еще четверых.

Затем прождали в пустую несколько часов… На звон приманки никто не выходил.

Старшина спрыгнул во вражескую траншею, а затем вернулся к Устинову:

-Чисто, товарищ лейтенант! Только погибшие!