Снайпер. Стойкий дуэт

-Осторожно, Стоцкий! – прокричал напарнику лейтенант Федоров, — патруль! Ложись!

Двое советских снайперов были заброшены во вражеский тыл уже три дня назад. Стрелкам предстояло ликвидировать еще одного вражеского офицера — оберст-лейтенанта Рудигера Хауэра. Подождав в густых зарослях, когда пройдет немецкий патруль, бойцы осторожно выпрямились.

-Нужно, чтобы прошло не так, как вчера! — старшина Николай Стоцкий снова вспомнил вчерашнюю операцию.

-Да уж, — согласился лейтенант, — теперь нам будет гораздо сложнее пробраться ко второй позиции!

Вчера утром, снайпера ликвидировали немецкого офицера в небольшом польском городке, в пятидесяти километрах от их настоящей позиции. Все бы ничего, но их огневую точку «срисовали» в последний момент, так что стрелкам пришлось уходить с боями, отстреливаясь.

-Скорее всего, послали вдогонку несколько групп! – предположил Михаил Федоров, — надолго оставаться на одном месте нельзя!

Стоцкий развернул карту.

-Вот здесь, в пяти километрах есть маленькое село, — глянул на лейтенанта Николай, — нам нужно что-нибудь поесть и пополнить запасы воды.

-Как стемнеет, выдвигаемся! — Федоров прислонился спиной к дереву и задремал.

… Они крались потемной ночной улочке, ночной польской деревушки.

-Co to jest? Что здесь такое? – раздался польский говор в проулке справа от красноармейцев.

-Свои, – ответил по-немецки лейтенант, когда полицаи приблизились на расстояние двух метров, — хайль!

Полицаи переглянулись и подошли еще на пару шагов. «Хайль» для двоих бойцов было кодовым словом, означающим – в атаку! Перехватив патрульных за стволы автоматов, красноармейцы уложили врагов на землю, двумя приемами рукопашного боя. Лишив полицаев сознания, снайпера забрали у одного из поверженных сверток с бутербродами. Фляги наполнили в колодце неподалеку.

-Уходим! – скомандовал лейтенант, — до места назначения еще около сотни километров!

До цели продвигались крайне медленно и осторожно. Марш-броски совершали в основном ночью. Дневки устраивали в лесных зарослях и глубоких оврагах. Вот и в эту ночь, они остались на ночь в старой и заброшенной, с прогнившими стенами конюшней.

Когда утром Федоров открыл глаза, перед ним стояла польская девушка, с кувшином в руках.

-Доброе утро! – поздоровался с незнакомкой снайпер.

Девушка бросила кувшин на землю и с криком побежала прочь.

-Уходим, быстро! – Михаил потянул за руку сонного, не понимающего, что происходит, товарища.

До пункта назначения добрались через сутки — под утро следующего дня.

-Вон тот чердак, над зданием театра! – быстро определил огневую позицию лейтенант.

…Снайпера ожидали объект уже несколько часов. Вход в здание штаба немецкой контрразведки просматривался очень хорошо. День клонился к закату. Михаил уже начал «клевать носом», когда внезапно старшина толкнул его локтем в бок:

-Смотри, кажется, он!

Из черного автомобиля появились два солдата сопровождения, а следом вылез господин Рудигер. Стрелки встрепенулись.

-Закрывают его охранники! – с досадой проговорил Стоцкий, водя прицелом между широкими спинами бойцов сопровождения.

-Отставить! – громким шепотом приказал лейтенант, — ждем, когда будет выходить!

Он вышел через час. Охрана снова пошла как впереди, так и сзади объекта.

-Стреляй в живот ближнему к нам охраннику слева! – четко сформулировал команду Федоров, фиксируя прицел на данном бойце, четко за которым шла цель.

Раздался выстрел, — боец сопровождения согнулся пополам…

…Перекрестье прицела лейтенанта Федорова оказалось как раз на лице оберст-лейтенанта. Снайпер выстрелил: пуля попала врагу аккурат над переносицей.

-Молодец! – похвалил старшину Михаил, — четко сработанно! Всё, уходим, быстро!

Обратно бойцы пробирались как и прежде, крайне осторожно. Дорога назад заняла около недели.

-Ну, слава богу, — радостно встретили стрелков в расположении, — мы уже думали, не вернетесь!!!