Аверин и Панченко пробирались вдоль ЖД полотна, осторожно переходя от вагона к вагону.

-Где же они, черт возьми?! – проговорил старшина.

Двое снайперов вели перестрелку с укрывшимися стрелками фашистов уже несколько часов. Все началось с того, что командир роты отдал приказ сопроводить на этот старый вокзал группу разведчиков. Снайпера шли немного правее группы разведчиков, когда вдруг раздались выстрелы фашистов.

Враг закрепился на руинах вокзала раньше. Двое разведчиков погибли на месте, а один был тяжело ранен.

Аверин сразу выстрелил в ответ, быстро определив огневую позицию противника. В результате один из немцев был ликвидирован, но, сколько их осталось на территории ЖД узла, снайперы не знали.

-Нужно его унести отсюда! – показал тогда Аверин товарищу в сторону опрокинутого вагона.

Сержант Панченко схватил раненого красноармейца сзади под руки, и пока старшина его прикрывал, оттащил в рощу. Через несколько минут снайперы начали обходить территорию с другой стороны. Наши стрелки знали, как нужно действовать в подобной ситуации и теперь зашли с фланга.

Снайпер. Схватка на разрушенном вокзале

-Подождем немного… — прошептал Панченко, — что-то подозрительно тихо…

Стрелки укрылись в разных местах, на расстоянии в двадцать метров. Аверин засел за поврежденной пушкой, а Панченко улегся за грудой бетонных кусков разрушенного депо.

Повисла мертвая тишина. Было довольно холодно для начала ноября и у сидящих без движения снайперов начали замерзать конечности. Но они умели ждать…

И вот, по прошествии двадцати минут, бойцы услышали хруст щебенки. Звук доносился справа, с первого пути от рощи.

-Идут к нашему!  — показал знаками товарищу Аверин.

Сомнений не было: фашисты продвигались туда, куда красноармейцы отволокли раненого разведчика. Нужно было спасать товарища, и снайперы осторожно выбрались из укрытий.

Наклонившись под ближайшим вагоном, стрелки увидели две пары вражеских сапог, идущих вдоль путей, на расстоянии в пятьдесят метров. 

Аверин тихо пошел вдоль вагона, параллельно фрицам, а Панченко проследовал в обратном направлении, чтобы перейти через пути и сесть врагам «на хвост».

Дойдя до конца последнего вагона, старшина присел у насыпи битого шифера и принялся ждать появления фашистов. Те появились через пару минут, идущие в направлении рощи.

Прицел Аверина замер на затылке фельдфебеля и перед тем как выстрелить, снайпер глянул в сторону. Сержанта нигде не было…

И тут где-то слева, за двумя рядами вагонов прозвучала короткая автоматная очередь, и сразу выстрел советской винтовки. Старшина быстро откорректировал прицел и нажал на спуск. Фельдфебель покатился по насыпи обратно к путям, а его товарищ быстро побежал к укрытию.

Но не успел – второй выстрел Аверина оказался не менее удачным. Пуля угодила в правый бок вражеского солдата. Старшина вскочил и побежал в ту сторону, куда недавно ушел Панченко. Через несколько секунд снова прозвучали несколько выстрелов из вражеского автомата, а затем снова раздался выстрел СВМ нашего сержанта.

Аверин увидел, как около въезда в вагонное депо упал фашист, выпустив из рук автомат. У снайпера отлегло от сердца – значит, сержант жив.

Через минуту он прокрался через пути, в направлении крайних путей с пустыми цистернами. И тут за спиной старшины раздался крик:

-Хенде хох!

Аверин услышал звук перезаряжающегося вражеского автомата, повернулся и увидел, как фриц направляет на него ствол…

Выстрел сержанта раздался совсем рядом. Старшина смотрел, как покачнулся целящийся в него фашист и упал вбок, с пальцем на спусковом крючке…

Zampolitovich