Разведка. Захват старшего колонны.

Кривущев читал письмо и расплывался в широкой улыбке.

-Чего там, Мишка?! – спросил сержант, видя счастливого товарища.

-Отец жив! – проговорил снайпер, — надо как-то Косте сообщить! Он уверен, что батя погиб под Сталинградом год назад!

И тут вражеский снаряд упал всего в 10-ти метрах от передней траншеи нашей обороны. Старшина быстро сложил лист бумаги с подчерком отца и побежал к командиру роты за распоряжениями. Он остался здесь по приказу своего капитана, командира снайперской группы.

-Помоги им удержать оборону, — сказал вчера утром его командир, — а мы с Игнатовым пока смотаемся к комбату за новыми инструкциями!

На этом рубеже красная армия оборонялась уже несколько недель. В последние двое суток интенсивность немецких атак возросла, и теперь встал вопрос о боеприпасах.

А его брат участвовал в обороне совсем рядом, в 5-ти километрах отсюда, в соседней деревушке. И тут ротный прокричал сержанту:

-Слепнев, бери повозку и дуй в соседнюю роту за снарядами для сорокопяток!

Михаил понял, что это его шанс сообщить брату радостную новость. Он попросил разрешение у командира роты и уже через десять минут ехал в повозке в соседнее расположение. Родная СВМ лежала рядом.

Они прибыли в деревню через полчаса. Здесь у РККА был склад с боеприпасами и сержант быстро показав записку от ротного местному командиру, приступил к погрузке.

Кривущев быстро спросил о местонахождении брата и теперь бежал между деревянными домиками, глазея по сторонам.

-Костя!!! – увидел он знакомую фигуру родного человека.

Они только обнялись, и Миша протянул брату письмо:

-Отец жив!

И тут рядом взорвался снаряд. Осколок попал Константину в сердце и он умер на руках у Михаила…

Немец перешел в массированное наступление. Кривущев сидел с погибшим братом на руках ,пока его не отыскал сержант.

-Товарищ старшина, нужно возвращаться! – орал ему на ухо боец, – наши там без снарядов сидят!!!

 Он шел к повозке, как в тумане. Фашисты стремительно прорывали оборону с противоположной стороны деревни. Как только они отъехали, несколько мотоциклов с фашистами ворвались в деревню. Пули забарабанили прямо по повозке, выгрызая деревянные щепки.

-Старшина, потом погрустим! – услышал он голос сержанта, стегающего лошадь, — сделай что-нибудь! Фашисты догоняют!

Михаил встрепенулся. За ними ехали два мотоцикла с коляской. Вражеские автоматчики стреляли по повозке, и пока еще чудом ни одна пуля не попала в ящик с пушечными снарядами.

Кривущев быстро поднял свою винтовку, и прильнув к прицелу, выстрелил в ближайший мотоцикл. Водитель завалился в сторону, и мотоцикл влетел в дерево.

Второй мотоцикл несся в сотне метров позади, и вилял по дороге. Три пули снайпера прошли мимо, а одна из вражеских пуль зацепила его колено.

Старшина изменил положение тела и прицелился, максимально сильно уперев приклад в плечо. Теперь он предугадал маневр вражеского мотоцикла и выстрелил как раз в точку прибытия водителя. Пуля пробила ветровое стекло и впилась в грудь рулевого. Мотоцикл несколько раз перекувыркнулся по дороге и загорелся…

Zampolitovich