Снайпер. «Отравленный» в дозоре
Снайпер. «Отравленный» в дозоре. |самый лучший снайпер вов

Двое снайперов были на боевом дежурстве, на чердаке полуразрушенного дома, на окраине Сталинграда.

-Что-то мне совсем плохо, старшина! – проговорил сержант Рикунов, — наверное, зря мы вчера тушенку на солнце оставили!

Простоявшую половину вчерашнего дня консерву, снайпер сегодня утром доел самостоятельно. Жалко было выбрасывать, тем более последняя…

Старшина Поплавец поставил к стене винтовку, посмотрел на покрытое испариной лицо напарника, и приложил ладонь к его лбу.

-Мать честная! – проговорил стрелок, — да у тебя жар приличный!

И в этот момент, где то в лесополосе за городом, на вражеской позиции прогремел выстрел. Старшина Поплавец схватился за грудь.

-Олег! – прокричал сержант, — Нееет!

Немцы пошли в атаку. Теперь снайпер увидел четырех автоматчиков противника, а также двоих, сидящих с винтовками стрелков.

Проект призрак во вов про снайпера| Он мысленно обвинил себя в гибели товарища. Взял на прицел оного из автоматчиков и выстрелил. В трехстах метрах от стрелка фашист упал вперед и пропахал метр земли носом.

Перед глазами плыло… Несколько пуль угодили в потолок, в нескольких сантиметрах от головы снайпера.

Он опять посмотрел на погибшего старшину.

-Если бы я его не отвлек, черт! – сокрушался снайпер, — чертова тушенка!!!

Он прополз с винтовкой к соседнему окну и осторожно выглянул. Гитлеровец с винтовкой шел «гусиным» шагом к соседнему дому, в двухстах метрах по диагонали.

Рикунов отошел от окна на метр и присев на колено начал целиться в вражеского стрелка. Перед глазами все плыло. Он вытер пот со лба рукавом гимнастерки. Очертания фашиста были довольно расплывчатыми. Снайпер сделал два быстрых, глубоких вдоха, и часто проморгался. Противник на секунду стал виден чуть четче, и снайпер выстрелил.

Пуля попала фашисту в щеку, и он упал. Второй сразу развернулся и выстрелил. Но он неверно определил положение Рикунова, стреляя в соседнее окно.

Сержанта тошнило. Он вернулся ползком к прошлой позиции, у соседнего окна и увидев автоматчиков теперь уже в сотне метров от дома, выстрелил.

Еще один вражеский солдат упал, а двое упали на землю и открыли стрельбу. Он снова вернулся к соседнему окошку и не подходя, посмотрел в оптический прицел. Второго фашиста с винтовкой нигде не было видно, хотя о четкости зрения говорить не приходилось…

И тут раздался выстрел. Пуля зацепила висок снайпера, оцарапав лоб. Рикунов заметил, что вспышка была у кучи битого, обвалившегося кирпича сарая. Он сразу отступил на два шага в темноту и вскинув винтовку, сделал три быстрых выстрела по куче кирпича, — вокруг того места, где был огонек вражеского выстрела.

Фрица серьезно ранило. Он пополз в обратном направлении, оставляя на желтой листве красный след, а через несколько метров замер…

Снайпера вырвало… Снизу раздалась автоматная очередь. По углу полета пуль, стрелок понял, что оставшиеся двое уже почти у дома – слишком острым был угол.

…Он аккуратно и абсолютно бесшумно спустился на первый этаж, с винтовкой у плеча. Фашист с автоматом заходил в дверной проем. Снайпер выстрелил, не смотря в прицел. Поймав пулю грудиной, фриц вылетел наружу.

Второй присел под окном, и снайпер не стал его караулить. Ему было сильно плохо. Отравление «валило» с ног. Стрелок знал, что с низу, под окном не хватает третьего кирпича и выстрелил туда.

Фашист охнул и упал, от пули, попавшей в левый бок. А Рикунов еле дождался смены, просидев с биноклем рядом с погибшим товарищем…