Снайпер никого не слышал. Он был одержим войной. Двое фашистов маячили перед ним, на расстоянии около ста метров.

Кирсанова съедала злость и ненависть. Только месяц назад снайпер узнал о гибели младшего родного брата на фронте, и вот теперь старший, Серега…

-Извини, лейтенант… — вышел из операционной хирург, — мы сделали все, что могли!

Снайпер сглотнул и посмотрел вдаль немигающим взглядом. Затем вздохнул и пошел в расположение.

Они вернулись с задания по перехвату немецкой колонны около часа назад. Из пяти снайперов выжили только двое: лейтенант Кирсанов и сержант Стоянов.

-Ты крепись, Василий… — обнял его ротный, — но горевать по твоему брату мы будем позже! Сейчас нужно готовиться к новому заданию!

Лейтенанту было теперь все равно. Так вышло, что всего за секунду, он потерял интерес к жизни…

-Слушаю, командир! – ответил снайпер.

Командир роты поднялся и проговорил:

-Твою группу дополнят трое новых сержантов! Нужно оказать содействие стрелковой роте и выбить врага из Самойловки!

Теперь Кирсанов ненадолго задумался. Потом встал, поставил винтовку на пол блиндажа на приклад и оперся на нее.

-А пополнение хоть не совсем «зеленое», а, товарищ капитан? – спросил командир снайперской группы, — уж очень надоело ребят хоронить! Я не хочу снова быть нянькой!

-Да нет, лейтенант, бывалые ребята! – ответил ротный, — атака начинается через два часа! Иди, принимай пополнение!

…они бежали чуть поодаль от основных сил стрелковой роты. Кирсанов опустился на колено и осматривал в оптический прицел передовой бруствер немецкой обороны, за которым стояли всего лишь несколько деревянных построек, «громко» названных капитаном «деревня».

Длина бруствера не превышала сотни метров, а дальше начинался густой сосновый лес.

-Кожемякин! – прокричал лейтенант, обращаясь к сержанту снайперу по левую руку, — бери двоих и следите за лесом! Наверняка там будут несколько пулеметчиков!!!

Ну, по крайней мере, он бы так и поступил в случае обороны.… Однако, пулеметчики оказались и в лесу и на бруствере. Один даже засел на чердаке одного из домов, в двадцати метрах за бруствером.

Снайпер упал на колено, заметив, как попадали наши бойцы, бегущее в передней линии атаки. Немецкие пулеметчики специально подпустили наших солдат поближе – на расстояние около 100 метров, чтобы вести более прицельную стрельбу.

Он быстро окопался на расстоянии около 250-ти метров и взял на прицел пулеметчика на чердаке дома. Прицел замер на черном окошке чердака. Кирсанов не спешил, он ждал, пока будет полностью уверен в попадании, чтобы не спугнуть неприятеля.

Наконец, ствол пулемета снова показался из окошка и начал плеваться пламенем из ствола. Лейтенант зафиксировал прицел над пулеметом и сделал два выстрела подряд. Пулемет затих…

Пулеметчики на бруствере были более легкими целями. Двоих уже ликвидировали снайпера из его группы. Трое фашистов с автоматами бежали, стреляя по красноармейцам. Снайпер снял обоих, отметив про себя их крайнюю опрометчивость.

-Некрасов! – увидел лейтенант, как нового сержанта из его группы ранили.

И тут его терпение лопнуло. Кирсанов вскочил и побежал вперед, стреляя из винтовки по любому фашисту, которого замечал. Он даже не глядел в оптику, практически не целясь.

-Кирсанов!!! – кричал ротный, — отставить преследование!!! Враг отступает!!!

Фашисты покидали позиции, улепетывая в лес.

Снайпер никого не слышал. Он был одержим войной. Двое фашистов маячили перед ним, на расстоянии около ста метров.

…Он бежал и стрелял. Первый фашист упал, а второй бежал зигзагами, понимая, что на него идет охота.

Снайпер упал на колено и выстрелил. Фашист упал, а Кирсанов, уже заприметил новую цель. Снова загорелся огонь в глазах, и снайпер поднялся, снова собираясь в погоню.

Рука ротного легла на плечо солдата.

-Хватит на сегодня, лейтенант… — сказал капитан, — отомстишь еще!

Zampolitovich