Снайпера. Навесные замки

Перекрестье замерло рядом с лафетом, и как только один из артиллеристов на секунду замешкался, Карманов выстрелил. Пуля пролетела 700 метров и ликвидировала артиллериста.

Вражеская оборона наконец-то дрогнула.

-Вперед! – закричали наши офицеры, поднимая товарищей в очередную атаку.

-Урааа!!! – поднимались с земли бойцы и неслись вперед, к передней траншее гитлеровцев.

Взвод Карманова бежал на самом острие атаки. Снайпер бежал сразу следом за командиром взвода, лейтенантом Ивченко. Он видел, как командир перескочил через земляную насыпь впереди и побежал вперед, преследуя врага. Снайпер последовал его примеру и помчался следом. Рядом вскочил фашист и направил ствол винтовки на сержанта, но Карманов выстрели первым – фашист полетел обратно в траншею.

-Выбить фашистов из деревни! – кричал сзади ротный.

Но деревень было две. Так оказалось, что взвод сержанта устремился к правой деревне, которая была глубже во вражеской территории. Преследуя отступающего неприятеля, красноармейцы Ивченко выбили фашистов из крохотной деревушки и теперь наскоро укреплялись на новой позиции.

-Они могут пойти в контратаку в любую минуту! – кричал лейтенант Ивченко, — а отступать нам нельзя! Занимайте огневые позиции! Нужно продержаться до подхода основных сил!

Это означало, что им придется стоять насмерть несколько часов. А в их взводе осталось только восемь бойцов, один пулемет, и один снайпер – сержант Карманов.

Они еще толком не осмотрелись, даже не проверили все домики, как один из деревянных домов взорвался.

-Фашист возвращается! – прокричал один из красноармейцев.

Карманов пробежал вперед, к крайней хате у поля. Фашисты выстроились цепью в полукилометре от деревни и медленно продвигались к нашим позициям.

Застрекотал пулемет нашего взвода. Пулеметчик установил орудие в окне крайнего дома. Ивченко вместе с бойцами бегал между домами и наскоро отдавал приказы.

-Ты вот здесь, за бревнами ложись! – выкрикивал комвзвода, — тебе лучше вон там окопчик сделать!

Снайпер выбрал себе местечко под рябиновым кустом, между двумя хатами. Он вскинул винтовку, облокотившись усталым телом на ствол дерева. До первой линии контратакующих было около 400-от метров. Перекрестье прицела выхватило одного из офицеров в серой фуражке. Сержант сделал поправочку и подкрутив еще немного фокусировку, произвел первый выстрел. Немецкий лейтенант рухнул лицом вниз.

-Что это там?! – прокричал в стороне Ивченко, — пушка, м-ть их так!!!

Словно в подтверждение его слов впереди раздался выстрел вражеской пушки. Снаряд взорвался прямо перед позицией нашего пулеметчика, обдав его землей и дымом.

-А, чтоб вас всех! — ругался комвзвода, — только этого не хватало!!!

Он был прав. Эта пушка была огромной угрозой. При удачном попадании наш взвод мог лишиться огневого укрытия и пулеметчика.

Карманов понял, что кроме него устранить угрозу просто некому. До немецкой пушки было около километра, и он прокричал командиру:

-Прикройте меня, лейтенант!

Взводный понял, что решил сделать снайпер. Он что-то прокричал бойцам, и огонь сосредоточился на узком участке. Пули свистели в обе стороны над ползущим с винтовкой Кармановым.

Через пару сотен метров сержант прильнул к прицелу и подкрутил колесо. Теперь он уже мог стрелять, видя как около пушки суетятся фашисты. Перекрестье замерло рядом с лафетом, и как только один из артиллеристов на секунду замешкался, Карманов выстрелил. Пуля пролетела 700 метров и ликвидировала артиллериста.

За последующие пять минут снайпер устранил еще двоих артиллеристов врага. Теперь из пушки стрелять было некому. Но вот один из вражеских солдат сумел подобраться к снайперу и заколол его штыком в спину. Снайпер как раз выстрелил в последний раз и попал в наводчика…

За этот поступок Карманов был награжден посмертно.

Zampolitovich