Лесной призрак, уничтоживший вражеский отряд элитных разведчиков

Рикунов лежал глубоко в опавшей осенней листве. Его маскировочный халат был соткан из коричневых нитей и вплетенной листвы и веток.

-Ты должен стать частью леса… — наставлял его комбат несколько дней назад, — у фашистов не должно быть ни единого шанса тебя обнаружить!

И вот теперь он лежал, иногда разминая затекшие конечности. Прошло уже около 12-ти часов с того момента, как он выбрал эту позицию для засады.

-Когда выйдешь на старую лесную дорогу, после двух стоящих рядом мельниц, — снова вспомнились слова полковника, — пройди по ней около километра, до появления пологих склонов…

Следом за этими словами полковник подошел к карте, висящей на стене, и взявшись за подбородок двумя пальцами, немного подумал.

-Да, именно здесь! – наконец воскликнул он, — именно здесь пройдет вражеский отряд элитных разведчиков!

В общем, капитану Рикунову, как одному из лучших снайперов на этом участке фронта, поручили стать лесным «призраком». Он должен был в одиночку перебить  весь вражеский отряд.

-Они не будут убегать! – сказал ему в ответ на вопросительный взгляд полковник, — тебе не нужно будет никого преследовать! Они просто ускорятся и побегут вперед! У них свои задачи и времени в обрез!

И вот теперь он лежал в указанной точке и наблюдал, как с тихим, едва уловимым шелестом ложатся рядом осенние листья.

И тут впереди тихонько хрустнула ветка. Снайпер напрягся. Ствол винтовки был присыпан листьями и также как и маскхалат, обмотан тонкой веревкой с листьями и веточками. Даже с очень близкого расстояния, он был просто похож на очередной холмик, которых здесь в лесу было огромное множество.

Он прильнул к объективу оптического прицела. Далеко впереди, через старый тракт переходила группа из шести фашистов. У двоих были рюкзаки и автоматы, а четверо несли винтовки за плечами. Все были одеты в одинаковую серую форму разведчиков, без погон и знаков различия.

Рикунов навел перекрестье на идущего третьим фашиста. Этот был со строгими усиками и глубокими морщинами на лбу. Капитан справедливо решил, что это офицер. Сделав мизерную корректировку, снайпер медленно нажал на спусковой крючок.

Выстрел растревожил птиц, сидящих на ветках деревьев, и они сорвались в небо. Пуля, пролетев 250 метров, вонзилась прямо в левую скулу вражеского разведчика.

Первый застреленный фашист медленно, практически театрально упал на спину. Остальные фрицы молниеносно рассредоточились по укрытиям – кто за дерево, кто просто упал на живот, а кто присел в ближайшие кусты.

Снайпер лежал абсолютно спокойно. Он знал, что враги сейчас лихорадочно пытаются определить его местонахождение. Когда прошло первое оцепенение, он плавно перевел ствол винтовки на дерево, за которым сидел еще один вражеский солдат. Он умел ждать…

Через пару минут голова фашиста показалась из-за ствола всего на несколько сантиметров. Капитан держал перекрестье по краю ствола и сразу выстрелил. Из-за дерева вбок упала фигура гитлеровца.

И снова никто так и не понял, откуда произведен точный выстрел. Снайпер заметил, как в стороне из кустов в кусты метнулся еще один фашист. Он перевел прицел и увидел, как еле-еле колышутся ветви кустарника.

Он не спешил… Через несколько минут ствол вражеской винтовки еле заметно высунулся из веток. Рикунов навел прицел чуть выше вражеского ствола и выстрелил…

Оставшиеся двое фашистов побежали прочь, а снайпер вскочил и уже не опасаясь, встал на колено и послал две пули вдогонку…

Zampolitovich