Переведя оптический прицел на окно, снайпер вдруг замер – из глубины комнаты на них смотрел вражеский оптический прицел.

-Что-то мне это все не нравится! – прошептал сержант Рощин, — он должен был прибыть в штаб еще десять минут назад!

Они с напарником сидели на крыше старого деревянного амбара, поджидая, когда подъедет немецкий офицер Клаус Зиберт. Закопавшись в солому, снайпера были практически не видны для посторонних глаз.

Внезапно лейтенант Наговицин увидел, что один из сотрудников немецкой полиции смотрит в бинокль прямо на них.

-Смотри, Димка! – прошептал офицер, — на четыре часа! Он что, нас засек?!

И тут лейтенант увидел, что немец отдает распоряжения кому–то, находящемуся в здании штаба, в комнате на первом этаже, за окном.

Что-то неосязаемо тревожное закралось в сознание офицера. Предчувствие чего-то упущенного, незамеченного и крайне опасного, охватило стрелка. Переведя оптический прицел на окно, Наговицин вдруг замер – из глубины комнаты на них смотрел вражеский оптический прицел.

-Уходим! – скомандовал командир группы, поняв, что их засекли.

Но было поздно. Раздался выстрел вражеского снайпера и Рощин замер, с пулей. Наговицин вскочил и кинулся наутек. Споткнувшись о балку на крыше, снайпер упал. Это спасло ему жизнь – вражеская пуля просвистела там, где секунду назад была его голова.

Он вернулся в расположение. Командир роты, вместе с комиссаром задали ему сильнейшую взбучку.

-Как?! – кричал на него особист, — как они вас вычислили?!

-Мне кажется, у нас утечка! – отвечал снайпер.

-Ему кажется! – всплескивал руками комиссар, — нет, ну вы слышите?!

За Наговицина тогда заступился ротный.

-Ну ладно, будет! – проговорил майор, — он потерял друга и сослуживца…

Прошел год… Наговицин служил снайпером при 112-ом батальоне. На особые задания ходил с новым напарником, старшиной Демьяновым.

На очередное задание два снайпера отправились два дня назад.

-Согласно карте, штаб находится в юго-западной части города! – проговорил лейтенант, — сейчас нам туда и потом километр по прямой!

-До совещания гитлеровцев у нас еще несколько часов! – ответил старшина.

Наговицин вдруг остановился. Снайпер посмотрел по сторонам, а потом на напарника. Он вдруг вспомнил: очень похожая ситуация была тогда в Ставрополе, год назад.

Через несколько минут вышли на улицу, которая заканчивалась как раз немецким штабом.

-Все, дальше не идем! – скомандовал лейтенант, — до штаба 300 метров! Дальше патрули и усиленная охрана!

Они взобрались на крышу старого дома. Крышу покрывал хворост, так напомнивший офицеру солому на той крыше. Наговицин снова замер, вспоминая Рощина…

-Да что с тобой, командир?! – беспокоился старшина.

Наговицин отмахнулся рукой…

Они залегли и стали ждать цель, с винтовками наготове. И опять время прибытия прошло. И снова сотрудники немецкой полиции на пороге штаба, и один из них водит биноклем…

И опять это чувство надвигающейся беды… Дежавю…

-Уходим! БЫСТРО! – скомандовал лейтенант.

-Но..?! – начал было возражать Демьянов.

Но офицер уже ретировался с позиции.

-За мной, я сказал!!! – прикрикнул на него офицер.

Только они начали слазить с крыши, как над их головой засвистели пули. Еле ушли от погони снайпера.

Вернувшись, Наговицин обо всем подробно доложил руководству. Через несколько дней, особый отдел задержал предателя, сливавшего врагу информацию о заданиях советских снайперов.

Zampolitovich