Схватка с майором Кенингсом

По словам разведчиков, элитный немецкий снайпер, майор Кенингс прибыл на их участок фронта.

-Я давно за ним охочусь! – сказал Баранов напарнику, — он убил моего учителя в сорок первом!

Двое снайперов курили, обсуждаю будущий план действий. За последние трое суток появились признаки присутствия и «работы» вражеского профессионала: были убиты несколько советских офицеров невдалеке от передовой.

-Мне понадобится твоя непосредственная помощь! – сказал капитан Баранов, — я уже попросил у руководства, чтобы тебя приставили ко мне, пока мы не разберемся с Кенингсом!

Старшина Омелин кивнул:

-Я готов, командир! Вот только ума не приложу, как мы будем его ловить?!

Баранов закурил.

-Это дело сложное, кропотливое и опасное! – проговорил старший снайпер, — запасайся терпением! Без выдержки и терпения в нашем деле никуда!!!

И они приступили к работе. Путешествовали вдоль линии фронта целыми днями, опрашивали бойцов на предмет присутствия вражеских снайперов, участвовали в перестрелках, дежурили…

Через пару дней, утром к снайперам подбежал старшина с соседнего участка фронта.

-Наш снайперский расчет ликвидировали сегодня ночью! – прокричал взволнованно старшина, — прямо в темноте застрелили!!!

-Фамилии погибших снайперов?! – проговорил ледяным тоном Баранов.

-Марков и Турчин! – ответил солдат.

Этих снайперов Баранов знал лично. Опытные были ребята…

Через час Баранов с Омелиным были уже на соседнем участке передовой. Снайпера взяли бинокли и осматривали вражеские позиции с огромной дистанции.

-Нужно его привлечь! – проговорил капитан.

…Они сидели в развалинах двухэтажного дома. Ожидалась попытка вражеского прорыва. Снайпера замерли на кучах развалин, с винтовками наготове.

Пошли немцы в атаку. Меткими выстрелами стрелки убили нескольких вражеских офицеров. А затем, спустя час, прямо на глазах у Баранова вражеский стрелок убил нашего лейтенанта. Убил метким выстрелом в голову, прямо из немецкого окопа.

-Это он! – проговорил напарнику капитан, — теперь нужно быть втройне осторожнее!

И они начали окопное противостояние. На поднятую, на палке каску, Кенингс не реагировал.

-Видит, гад, что не так колеблется! – процедил офицер, — ну ничего, мы его перетерпим!

Внезапно раздался выстрел, но не по их каске-ловушке – упал замертво наш боец в десяти метрах от позиции снайперов. Капитан быстро метнулся к своей огневой позиции – за полуразрушенную стену. Быстро прильнул к оптике. Нет вражеского майора!

Баранов дежурил. Отошел на сто метров назад и дежурил с биноклем. В итоге, он все-таки засек позицию вражеского профессионала. Тот застрелил еще двух советских бойцов, и теперь капитан был уверен.

Кенингс прятался прямо в груде битого кирпича. Его винтовка была практически не видна. Баранов случайно засек его по маленькому дымку после выстрела, а потом майор опускал голову, и его было уже не достать…

-Слушай меня внимательно! – вернулся к Омелину капитан, — клади на голову вот этот слой из портянок и одевай каску! Затем медленно высовывайся вот здесь! Только медленно, старшина!

Баранов замер с винтовкой на позиции. Он знал, что именно в эти секунды его напарник одевает каску на голову. Перекрестье прицела капитанской винтовки замерло на середине груды кирпича.

Вот отодвинулись несколько кирпичей. Если не знать – никогда не заметишь! Высунулся буквально сантиметр вражеской винтовки и сразу прозвучал выстрел.

Баранов выстрелил сразу, зафиксировав прицел над вражеским стволом. И практически сразу выстрелил снова, хотя ствол остался на месте…

-Живой?! – подбежал к товарищу баранов.

-Жив! – улыбнулся Омелин, показывая каску.

На каске была длинная царапина от вражеской пули…