Разведчики шли по направлению к складу, потушив огонь без воды. Разведчикам сыграло на руку то обстоятельство, что их глаза уже успели привыкнуть к темноте склада.

Стояла неимоверная жара. Дронов еще не помнил такого палящего солнца на своем веку.

-Положи патроны в тень! – сказал лейтенант подчиненному бойцу, сержанту Строкову, — сейчас, наверное, все пятьдесят на солнце!

Лейтенант боялся, что от малейшей искры их укрытие в стогу сена может за секунду превратиться в их могилу. Неимоверная июльская жара стояла уже больше недели.

Двое разведчиков дежурили в полукилометре от стратегически важного немецкого объекта – резервного топливного склада фашистов.

-Черт, ну никак к ним не подберешься незамеченными! – пробурчал Дронов, — а ведь сильно шуметь нельзя…

Задачей разведчиков была нейтрализация охраны, после чего следовало погрузить топливные баки в стоящий здесь же, около склада грузовик и уехать к нашим позициям. Уезжая, склад требовалось уничтожить.

Но вокруг склада была хорошо просматриваемая территория, и вот уже сутки наши разведчики не знали, как подступиться к ненавистному складу.

-А что это там, под небольшим навесом?! – показал в сторону от склада сержант.

Лейтенант поднял бинокль.

-Черт побери! – воскликнул офицер, — да это ведь ящик с боеприпасами!

План созрел автоматически. По такой жаре особо долго поджигать хворост не приходилось. Разведчики обошли вражеских склад по подлеску и выйдя с другой стороны, дождались, пока солнце переместиться на противоположную сторону горизонта.

Теперь фашисты сидели в тени, прячась от палящего солнца с другой стороны склада.

-Давай! – прошептал Дронов.

Разведчики уложили охапки сена и соломы вокруг ящика с боеприпасами и подпалили. Быстро удрали обратно в подлесок, до которого отсюда было метров пятьдесят.

Фашисты учуяли дым практически сразу. Когда они кинулись тушить пожар около ящика с боеприпасами, красноармейцы быстро проникли в склад.

Через минуту прибежал фельдфебель, намереваясь схватить ведро с водой. Дронов выступил из тени, сбоку от вражеского солдата, и вонзил финку тому между ребер.

-Оттащи за бочки! – прошептал сержанту офицер.

Строков кивнул, и через десять секунд фашиста не было видно.

Gans?! – послышались крики оставшихся двоих фрицев.

Они шли по направлению к складу, потушив огонь без воды. Разведчикам сыграло на руку то обстоятельство, что их глаза уже успели привыкнуть к темноте склада.

…Зашедшие с яркого солнца фрицы моргали глазами, углубляясь дальше вглубь помещения.

-Gans! – снова громко позвал вражеский офицер.

Он начал выкрикивать что-то еще, наверняка какие-то ругательства. Но разведчики уже возникли сзади гитлеровцев. Приклад Дронова со свистом рассек воздух и врезался в затылок офицера.

Сержант накинул сзади на шею второго ремень, и они повалились на землю. Через минуту все было кончено. Разведчики быстро открыли ворота и принялись готовиться к завершающей части операции.

-Подгони машину, сержант! – скомандовал офицер.

Ключи Строков быстро обнаружил у оглушенного офицера. Через минуту грузовик стоял открытым бортом к воротам склада. Первым в кузове оказался захваченный офицер. Дальше последовали тяжеленые бочки с топливом.

…Они уезжали к своим позициям по заранее запланированному маршруту. Ошибиться и свернуть не туда означало попасть прямиком к врагу. Но лейтенант четко запомнил схему маршрута, и через час разведчики выехали к нашим позициям.

Zampolitovich