Разведка. Дальнобойные орудия

-Да как же вы их проворонили?! – злобно выкрикивал командир разведывательной роты.

Раздались громкие взрывы. Два дома на окраине Ленинграда сложились как «карточные домики».

-Там их четыре штуки! – выкрикивал группе разведчиков майор – нужно срочно что-то с ними решать, иначе нам здесь худо придется! Это я вам говорю, как артиллерист в прошлом!

Разведчики переглянулись. Все и так все понимали: фашисты доставили к городу тяжелые пушки «17 cm K 18», калибра 210 мм., и теперь могли обстреливать город с большого расстояния.

-В общем, так, Сидихин, — подытожил совещание майор Калитвин, — отбирай еще, кого посчитаешь нужным и отправляйтесь сегодняшней ночью! Сделайте что-нибудь, с этими проклятыми пушками!

Лейтенант Сидихин взял с собой двоих проверенных разведчиков. На задание вышли во время ночного арт обстрела гитлеровцев. Шли под грохот пушек и разрывы снарядов. На руде битого кирпича заметили вражеского стрелка-дозорного, а в десяти метрах слева – еще двоих.

-Давай через этого! – шепнул лейтенант сержанту Колосову и показал рукой на одинокого часового.

Дождались, пока фашист начал подкуривать папиросу. Высокий, около 2-х метров ростом, Колосов привстал и двумя длинными прыжками оказался перед фрицем, нанеся удар финкой в шею…

Спрыгнули в первый немецкий окоп, в 500-ста метрах от города. Сидихин подтянулся на руках и выглянул в сторону вражеских расположений.

-Черт, там их полно! Целый городок! – проговорил офицер, — боюсь, до орудий так не проберемся! Переодеваться надо в немецкую!

Колосов вернулся и забрал форму убитого им только что фашиста.

Они тихонько прошли по окопу и выйдя в первый же карман, обнаружили двоих дремлющих врагов. Быстро придушив их шинелями, разведчики переоделись. Свою форму положили сверху на убитых солдат противника.

-До рассвета нужно сюда возвратиться и переодеться, иначе засекут и поднимут тревогу! – прошептал командир группы.

…Они спокойно шли по вражеской территории. Проходили между спящими блиндажами, кивали дежурным.

-Куда направляетесь, фельдфебель? – вырулили из-за склада двое патрульных автоматчиков.

Лейтенант, отлично владевший немецким языком быстро ответил:

-Подозрение на проникновение! Проверьте правый фланг!

Патруль отправился в указанную лейтенантом сторону, а разведчики быстро прошли дальше. К орудиям вышли за два часа до рассвета. Тяжелые пушки располагались на расстоянии сто метров одна от другой.

-Шуметь нельзя! – проговорил Сидихин, — выводим из строя систему наведения и прочие механизмы!

У первой пушки быстро ликвидировали спящих артиллеристов, затем порезали все провода коммуникаций.

-Гранаты в ствол! – скомандовал лейтенант.

Маленький сержант Юрченко вскарабкался по толстому, длинному стволу и забросил внутрь ствола три ручных гранаты.

Также поступили и с последующими двумя орудиями. А у четвертого лейтенант заметил подробную карту, с отмеченными на ней объектами фашистов. Один из больших складов противника был как раз в 20-ти километрах в сторону вражеского тыла.

Лейтенант зажал рот одному из обслуживающих пушку фашистов.

-Наводи! – прошипел на немецком наш офицер.

Колосов быстро начал поднимать тяжелый снаряд и заряжать в приемник.

-Куда? – спросил фриц, понимая, что лучше не перечить.

-Вот сюда! – показал на карте точку Сидихин.

Фашист умело развернул орудие в сторону своих тыловых позиций. Грянул залп, и где-то в далеке разведчики услышали громкий, раскатистый взрыв.

…Они вернулись в город.

-Только что передали, что взорван крупный немецкий склад глубоко в тылу, в 50-ти километрах отсюда! – проговорил Калитвин, — ваша работа?!

-Наша! – улыбнулись разведчики.