Что означали слова «провести разведку боем» для разведчиков ВОВ из рассказов ветеранов

Взвод разведчиков лежал в километре от вражеских позиций. Двадцать минут назад они получили приказ провести разведку боем, что на этом участке фронта было равносильно смертному приговору.

-Я все понимаю, родненькие! – проговорил командир взвода, — сам боюсь, как никогда раньше!

Эти разведчики поучаствовали во множестве подобных операций за время войны. Все знали, что означают слова «провести разведку боем».

Они должны имитировать полноценное наступление, вызывая вражеский огонь на себя. Стоящие сзади многочисленные наблюдатели засекут огневые точки противника, определят уязвимые места вражеской обороны, наметят приоритетные направления будущей «настоящей» атаки.

Сзади прозвучали выстрелы нашей артиллерии. Впереди, за рядами колючей проволоки упали снаряды красноармейцев.

-С богом! – приподнялся над землей комвзвода, — за мной, Урааа!

Разведка боем

И они начали продвигаться вперед. Перед бойцами лежало минное поле, которое нужно было преодолеть в первую очередь, чтобы затем выйти к двум рядам колючей проволоки.

Интенсивность артиллерийского обстрела набирала обороты. Дымом заволокло все вокруг. Жужжащие пули мешали сориентироваться, но разведчики неуклонно продвигались вперед.

-За мной, Комаров! – потащил товарища лейтенант Синицын, командир взвода.

Командир увидел, что молодой сержант в пылу сражения пополз в сторону, и решил «присмотреть» за молодым бойцом. Интенсивность вражеского огня возрастала параллельно с нашей артиллерией. Осколки и пули свистели в каком-то немыслимом сплошном потоке. Казалось, нигде… просто нигде не укрыться от «жужжащей смерти».

-Прижмись к земле! – прокричал Синицын, перекрикивая звуки залпов и грохот приземляющихся снарядов, — просто слейся с ней!

Рядом стрелял из винтовки старшина Галицын. Они толком не видели противников, но так было нужно: создать впечатление атаки было не так просто.

-Ползем дальше! – прокричал лейтенант.

Они позли вперед, ощупывая руками землю впереди. Вот комвзвода нащупал взрыватель противопехотной мины… вот еще одна, и еще…

Через минуту слева раздается взрыв – кто-то из красноармейцев наступил на мину. Впереди, в разрываемом ветром дыму виднеются мечущиеся тени фашистов.

-Ааа! – не выдержал сержант Комаров.

Он поднялся на четвереньки, и стреляя, начал продвигаться вперед. Через несколько секунд лейтенант пошел следом. Они  перекусили «колючку» и продолжили ползти вперед.

-Все! – прокричал командир, — дальше не идем! Стреляй в кого заметишь!

Они стреляли вперед по появляющимся в траншеях вражеским каскам. Дым мешал прицелиться, но вместе с тем, скрывал разведчиков от вражеских прицелов.

Рядом застрекотал автомат сержанта Лубенецкого. Тот приподнялся на локтях всего на несколько секунд, но порыв ветра обнажил его от дыма, и фашисты сразу расстреляли разведчика перекрестным огнем.

Отсюда уже были четко видны огоньки немецких пулеметных расчетов, не замолкающих не на секунду. Разведчики еще немного проползли вперед, вжимаясь лицом в сырую землю. Они чувствовали ее запах, пытались в нее погрузиться.

Лейтенант осмотрелся по сторонам. Взгляд рассмотрел несколько лежащих без движения товарищей. Сержант Комаров снова выстрелил и порывался бежать дальше, но комвзвода быстро кинулся на подчиненного сзади и повалил на землю.

-Куда ж ты… — прорычал лейтенант, и тут две пули противника угодили в офицера.

Назад, после разведки боем, вернулся только сержант Комаров…

Zampolitovich