Разведчики. «Запеканка» из фашистов

Они бежали в сторону фронта, сломя голову.

-Ни черта себе, шарахнуло!  — запыхавшись, прокричал товарищу Соловьев, — молодец Димка, вовремя сориентировался!

-Да кто ж мог знать, что у той стены бочки окажутся пустыми?! – ответил старшина Токарев, — слава богу, хоть другие оказались полными!

Двое наших разведчиков бежали от вражеских позиций, после подрыва склада с топливом. Впереди был густой лес, через который протекала бурная, горная река, с ледяной водой. За рекой, в двух километрах начинались уже советские позиции.

-Вроде оторвались! – сказал лейтенант Соловьев, — присядем на пару минут!

Они присели отдохнуть, преодолев уже солидный участок леса. Впереди уже слышался шум быстроводной реки, вдоль которой проходила прифронтовая дорога.

Впереди, за густым подлеском послышался шум двигателя и свист гусениц.

-Что-то тяжелое! – поднялся на ноги Соловьев, — пойдем, посмотрим!

Отодвинув ветви крайних елей, разведчики посмотрели на дорогу. Вдоль реки ехал тяжелый немецкий «тигр».

-Один вроде! – проговорил старшина.

-А у нас, как назло, последняя граната! – отозвался командир.

Они еще немного посовещались и все же решили попробовать нейтрализовать немецкую машину. Вернулись в заросли и побежали вперед, на обгон вражеской машины.

Дорога делала крутой поворот, а наши бойцы уже сидели на самом углу предполагаемого разворота тяжелого танка. Когда «тигр» начал разворот, Токарев выскочил, поворачивая на бегу рукоять гранаты, и пробежав пригнувшись к земле десять метров, кинул гранату прямо в метре от наползающей гусеницы танка.

Граната взорвалась как раз в тот момент, когда гусеница почти ее коснулась. Раздался громкий хлопок, и тяжелые звенья гусеницы посыпались на землю. Танк остановился. Дальнейшее продвижение было невозможно.

-Держи люк на прицеле! – скомандовал наш офицер, — я подойду и предложу сдаться!

Соловьев подошел к месту у танка, где фашисты могли его отлично слышать – сбоку от пулеметных отверстий. Он предложил им выходить с поднятыми руками и сдаваться, но в ответ услышал:

-Сдохни, русский свинья!

-Ну ладно… — проговорил Соловьев, — держи люк, старшина! Я пошел за дровишками!!!

Он отправился в лесную чащу. Токарев стоял с автоматом на броне танка с направленным на люк стволом. Лейтенант вернулся через десять минут, подложил с обеих сторон под танк большие охапки хвороста и пошел снова в лес.

Через пятнадцать минут, офицер вернулся с большой охапкой дров. Разложив их сверху хвороста, командир разведгруппы подпалил хворост с обеих сторон танка и скомандовал:

-Теперь я дежурю! Дуй еще за дровами!

Когда старшина вернулся с еще одной партией дров, огонь под танком горел как «костер под котелком». Разведчики подбросили дровишек и принялись ждать.

-Упертые ребята! – проговорил через пару минут Соловьев, — там уже очень жарко внутри!

Через пару минут люк открылся, и показался фашист с поднятыми руками:

-Не стрэлат!

-Свяжи его старшина! – скомандовал офицер, не спуская глаз с люка, — это может быть обманный маневр!

Этого фрица связали и посадили на землю. Больше их танка никто не вылезал.

Огонь разгорелся на полную. Языки пламени доставали до башни. Через минуту раздались три громких выстрела.

-Застрелились! – проговорил Соловьев, — ну что ж, это их выбор!

Они больше не стали ждать, понимая, что внутри танка находиться живому уже просто невозможно. Забрав пленного, разведчики направились к своим позициям.