Разведчики смотрели между бочек, как унтер офицеры набирают вино со снотворным во фляги и безмерно его поглощают

-Смотри, Костя, они куда-то пропали! — показал рукой вперед лейтенант Бубнов.

-Мне показалось, что как будто спустились куда-то вниз! – ответил сержант Яшин.

Двое разведчиков шли через нейтральную зону, между советскими и немецкими позициями. Задача у двух бойцов стояла ординарная: разведка обстановки, запоминание вражеских позиций, с численностью и составом войск, а также, при возможности, захват «языков».

-Смотри, а это что? – сержант отодвинул старое бревно и они увидели земляные ступени, ведущие вниз, под небольшой холм.

-Идем, проверим! – скомандовал лейтенант.

Через минуту разведчики были в огромном погребе. У стен стояли ряды деревянных бочек, в несколько уровней.

-А чт.. – попробовал что-то сказать Яшин.

Но офицер зажал его рот ладонью и прошептал на ухо:

-Тсс…, вон там, смотри! – показал вперед между рядами бочек лейтенант.

Двое фашистов с фонариком шли по направлению к ним. Затем враги остановились и набрали во фляги вина. Они отхлебнули и начали восторгаться напитком.

Командир потянул товарища к выходу. Через несколько минут они уже неслись по направлению к командирскому блиндажу.

-Там два входа! Ты ведь понял?! – повторял лейтенант напарнику, — я к ротному, а ты давай в полевой госпиталь, за сильным снотворным!

Бубнов забежал в командирский блиндаж. Отдал честь и присел около командира роты.

-Товарищ майор, сколько вам нужно языков? – спросил, сияя, с придурковатой улыбкой на лице, лейтенант.

-Тебе что, Бубнов заняться нечем?! – разозлился на него ротный, — ты хотя бы одного добудь, а потом куражься!!! Или ты что, пьяный?!

Лейтенант извинился за свою несдержанность и ушел. Через час, они с Яшиным уже засыпали снотворное в бочки с вином, поближе к входу с вражеской стороны.

Они только израсходовали все снотворное, когда послышались голоса на немецком.

-Прячемся вон там! – шепнул Бубнов.

…Они смотрели, как двое фашистов набрали по полной фляге и выпили. Третий зашел через минуту.

-Ох, ничего себе!!! – проговорил третий немец, — тут фляги маловато будет!

И ушел… Яшин, эти двое заснули через несколько минут.

-Выносим на нашу сторону! – скомандовал Бубнов.

Разведчики вынесли двух спящих фрицев, отнесли немного в тыл, связали по рукам и ногам, вставили кляпы в рот и спрятали их в кустах.

…Они ждали в погребе. Через час пришли еще четверо фашистов. Двое унтер офицеров и двое рядовых. С собой у врагов были две двадцатилитровых канистры. Они набрали полные емкости из первых бочек, в которых содержание снотворного было максимальным.

-Несите в расположение! – скомандовал один из вражеских офицеров, — мы подойдем чуть позже!

Двое гитлеровцев подняли тяжелые канистры с вином и отбыли восвояси. А два офицера налегли на вино.

Разведчики смотрели между бочек, как унтер офицеры набирают вино со снотворным во фляги и безмерно его поглощают. Через десять минут оба фрица рухнули как подкошенные.

-Понесли их сразу к комбату! – скомандовал Бубнов.

Наши офицеры в командирском блиндаже смотрели, открыв рты, как двое разведчиков притаскивают четырех спящих фашистов, одного за другим, среди бела дня.

-А откуда? – начал задавать вопрос ротный.

-А теперь нам нужно пройтись на вражеские позиции и насобирать столько, сколько сможем унести! – улыбнулся Бубнов.

Он рассказал командованию о винном погребе, и об их затее со снотворным. Немного пожурив, что не доложили сразу, майор собрал группу в поход. В тот вечер они принесли семнадцать спящих фрицев, забрав их прямо с их позиций.

Zampolitovich