Разведчики великой отечественной войны 1941 1945. Новая дислокация.

Через десять секунд небо расцветилось зеленым. Взгляды немецких дозорных устремились вверх, а разведчики быстро проползли 20-ать метров и атаковали наблюдательный пункт.

-Да как вы не поймете?! – кричал ротный на троих разведчиков, — нам рано утром в атаку идти! От нас зависит судьба всего батальона! А они снова поменяли позиции своей артиллерии!

Троим разведчикам предстояло выходить на задание немедленно. Группе бойцов, под руководством лейтенанта Голубева, предстояло перейти реку и запомнить или записать новые позиции вражеской артиллерии.

-Ведь утром все начнется именно с подавления вражеских пушек! – продолжал майор Сивоконев, — и если наши отработают мимо, то кто тогда доберется до вражеских укреплений?!

Задача разведчикам была вполне понятна. Непонятно было другое, а именно, как исполнит такой приказ. Ведь фашисты знали о намеченном на утро советском наступлении. И не просто знали – именно поэтому они совершили артиллерийские маневры, чтобы дать нашим неожиданный и уверенный отпор!

Следовательно, фашисты будут стараться не выдать новое местоположение своей артиллерии, позаботившись о надежном патрулировании и охране.

Но делать нечего, приказ есть приказ и он не обсуждается. Голубев собрал двоих подчиненных в блиндаже и протянул каждому по небольшой карте.

-Это территория вдоль передовой, — объяснил офицер, — каждому по одному экземпляру! Отмечайте прямо на этой карте позиции противника, как мы всегда и делаем!

И трое разведчиков отправились в сторону врага поздним вечером. Идя в высокой сухой траве через ночное поле, бойцы смотрели вперед, где в 200-ах метрах текла неширокая речка. В сотне метров от противоположного берега располагался передний бруствер противника.

Сразу от реки шли ходы сообщения, тянущиеся от вражеских наблюдательных постов. Через пару минут лейтенант и два сержанта тихо вошли в воду через заросли густого камыша. Примерно на середине реки сзади раздалось мерное жужжание, характерное для стрельбы осветительными зарядами.

-Как только сейчас пойдут осветительные, сразу атакуем вон тот пост, слева! – скомандовал бойцам Голубев, — а там расходимся по траншеям! Отмечайте все, что увидите: артиллерию, танки, командные пункты!

Через десять секунд небо расцветилось зеленым. Взгляды немецких дозорных устремились вверх, а разведчики быстро проползли 20-ать метров и атаковали наблюдательный пункт. Трое фашистов упали замертво от финок наших бойцов. Ни одного выстрела так и не прозвучало…

-Все, расходимся! – скомандовал Голубев.

Разведчики разбрелись по вражеским траншеям. Лейтенант пошел прямо, в сторону основных позиций. Сержант Астахов свернул в правый рукав и столкнулся нос к носу с немецким ефрейтором. Когда вражеский солдат его уже почти задушил, голова сержанта вырвалась и нанесла лбом сильнейший удар по переносице врага. Фриц потянулся за пистолетом, но Астахов успел выхватить нож и нанес удар под ребра врагу.

Подняв голову и осмотревшись, сержант увидел впереди две вражеские пушки. Достав лист бумаги, разведчик сделал первую пометку «А».

Боец не знал, что оба его товарища, Голубев и Максименко уже мертвы…

Он продвигался вдоль траншеи и иногда вылезал наверх. Вон там еще пушка, — буква «А». Вон там прикопанный танк – буква «Т», а это что? Похоже на командный пункт – отметка «КП».

-Хенде хох! – раздался голос сзади, и между лопаток врезался приклад немецкой винтовки.

Сержант сполз назад в окоп и развернувшись, выстрелил из пистолета. Фриц скрестил руки на груди и рухнул на дно окопа.

…Он бежал по вражеской траншее к реке. В руках была зажата карта с отметками. До рассвета оставалось всего пару часов, а у него «на хвосте» было полно фашистов.

Плюхнувшись в воду, Астахов сжал пакет с картой в зубах и погреб вперед изо всех сил. Через полминуты сзади послышались крики врагов, засвистели пули, взметая вверх водяные брызги. Одна из пуль попала ему в плечо, когда он уже выходил из воды.

…Он пришел к своим позициям с тремя ранениями, продолжая сжимать в зубах карту с вражескими позициями.

-Астахов! – прокричали бойцы.

Карту с отметками отнесли ротному, а сержанта в перевязочную. Утром раздались залпы советской артиллерии. Фашисты с ужасом смотрели, как снаряды красноармейцев прилетают точно по их пушкам, танкам и командным пунктам.

Zampolitovich


Дорогие читатели, пожалуйста, оставляйте сайт в закладках и делитесь им в соцсетях, это очень помогает развитию сайта и стимулирует для вас писать лучше и чаще.