Разведчики. В «орлином» гнезде

Они оказались глубоко под землей. Открыв железную дверь на нижней лестничной площадке, разведчики вышли в длинный коридор с множеством боковых дверей. Какой-то вражеский офицер быстро шел в противоположном направлении, спиной к ним.

Тот день старшина Рудской и сержант Власенко запомнили навсегда. Красная армия уже освобождала Польшу, и фашисты были выбиты из очередного города, уже к западу от столицы.

-Рудской, на тебе «провожание» фашистов! – скомандовал командир роты, — все как обычно, мне тебя уже не учить, брат!

Это была короткая, но крайне многозначительная фраза. «Проводить» фашиста означало пройти вслед за отступающим противником и узнать, в какую сторону он отошел, где оставил засады, сколько у врага осталось техники и так далее.

Взяв проверенного тремя годами войны товарища, старшина направился вслед за немцами, по опустевшим улицам чужого города.

-Вот это да… — шептал Власенко, глядя по сторонам, — как же это теперь восстанавливать?!

Они смотрели на разбитый артиллерией и снарядами город. Людей вокруг практически не было, только единичные местные начали высовывать лица из подвалов.

-А как иначе, сержант?! – огрызнулся старшина, — это ведь война! Сначала они бомбили, а потом мы их выбивали! А людям теперь здесь жить…

Они вышли на перекресток и осматривались по сторонам. Было трудно определить направление, в котором ушли фашисты. Но зоркий и опытный глаз Рудского безошибочно определял следы на земле.

-Вон туда БМП ушла… — показал старший группы.

Так они прошли еще два квартала. И тут старшина остановил напарника, схватив рукой за воротник:

-Смотри, немцы!

Они смотрели, как два фашиста зашли в неприметный каменный дом, типа маленького магазинчика. Они проследовали за ними и тихонько вошли следом.

-Куда они подевались?! – спросил сержант.

Рудской пожал плечами и вдруг они услышали голоса на немецком где-то внизу, под деревянным полом. Прямо под тумбочкой в углу оказался люк, а под ним ступени вниз.

-Может, доложим начальству? – спросил Власенко.

-А! – махнул рукой старшина, — вдруг там просто склад с консервами? Пошли проверим!

Они осторожно спустились на один пролет. Теперь было понятно, что никакой это не подвал с консервацией и разным барахлом. Лестница была капитальной и спускалась вниз на несколько пролетов.

Старшина решительно пошел вниз, а сержант следовал за ним. Через минуту они услышали шаги и на них устремились взгляды фашистов, поднимавшихся снизу.

Рудской отреагировал первым:

-Хенде хох!

Один из фашистов поднял пистолет, и старшина дал короткую очередь. Оба врага погибли мгновенно.

-Быстрее, вниз! – прокричал Рудской, перепрыгивая через несколько ступенек за один прыжок.

Они оказались глубоко под землей. Открыв железную дверь на нижней лестничной площадке, разведчики вышли в длинный коридор с множеством боковых дверей. Какой-то вражеский офицер быстро шел в противоположном направлении, спиной к ним.

-Хенде хох! – закричал старшина.

Майор замер и стал медленно поворачиваться. У него в руках были какие-то документы и пакет. Внезапно открылась одна из боковых дверей и в проход выскочил автоматчик врага. Наши бойцы открыли огонь и оба гитлеровца погибли.

-Наверняка это какие-то важные документы… — проговорил Рудской, поднимая разлетевшиеся бумаги майора.

Они прошлись по боковым комнатам. Там оказалось множество карт и непонятного оборудования. В одной из комнат сидел связанный немецкий лейтенант с кляпом во рту. Рядом на столе стояло шифровальное устройство. На стене висел огромный вражеский флаг, под которым стояло три железных сейфа.

-А вот теперь, пора докладывать руководству! – проговорил старшина…

Zampolitovich