Мы бежали по пригорку и видели, как уходят из деревни фашисты.

-Поднажмем, мужики! – прокричал лейтенант Рогов, — как бы они беды какой напоследок не учинили!!!

Через несколько минут наш взвод уже вошел в освобожденную деревушку, а через минуту и еще один взвод присоединился к нам.

-Осмотреть дома! – скомандовал комвзвода, — пулемет на противоположную окраину!

И тут из домов, подвалов и погребов начали выходить и вылезать местные жители. Женщины плакали, обнимая красноармейцев, а старики хмурились и молчали, переступая с ноги на ногу.

-Дети!!! – рыдала женщина средних лет, — детей забрали, окаянные!!!

При быстром разбирательстве выяснилось, что отступая, враг забрал с собой шестерых ребятишек, от 5-ти до 11-ти лет.

-Они их в грузовик погрузили! – прокричал седобородый старик, — а к грузовику пушку потом, на жесткую!

Ротный, появившийся в деревне с третьим взводом, построил личный состав и проговорил:

-Понимаю, что устали вы все, родненькие… не могу приказывать, но сам точно иду за детьми! Кто со мной?

Строй дружно шагнул вперед на один шаг.

-Спасибо конечно… — улыбнулся майор, — но нужно ведь и здесь оборону кому-то держать! Тарасов и Лобань, за мной!

Ротный не зря выбрал этих двоих матерых разведчиков. Эти ребята обладали холодной решимостью и имели колоссальный боевой опыт. Не раз они выкручивались там, где уже не было никаких шансов на успех.

Вот и сейчас, действовать предстояло крайне быстро и решительно. Ротный быстро посмотрел карту местности, и показал разведчикам пальцем по линии:

-Они по дорогам поехали! Если попрем наперерез, то вот тут сможем попробовать перехватить. Старшина Лобань кивнул.

Красноармейцы умудрились втроем втиснуться на один мотоцикл с коляской и помчались прямиком через поле, к ручью у рощи. Проехав немногим больше километра, бойцы оставили мотоцикл и по небольшим камням перескочили через ручей.

…Они подходили к дороге через заросли молодой ракиты. Местность была малоосвоенная. Повсюду лежали сухие деревья и коряги. Позади трех БТРов красноармейцы увидели два фургона с пушками.

-Нужно создать видимость серьезной атаки! – проговорил в сторону разведчиков майор, — отсекаем грузовики гранатами!

Подойдя вплотную к дороге, бойцы услышали детский плач со стороны одного из фургонов. И тут их засек один из фрицев сопровождения колонны, идущий прямо сбоку от переднего фургона.

Но сержант Тарасов заметил вражеского наблюдателя первым. Когда разум фашиста только принимал решения, разведчик уже действовал. Руки сержанта плавно подняли автомат, и раздалась короткая очередь.

Через секунду, когда фашист еще даже не упал на землю, под крайний перед фургоном БТР уже летели две гранаты.

Раздался взрыв, и БТРы начали набирать скорость. Выскакивающие из грузовиков фашисты натыкались на пули красноармейцев и приземлялись на землю уже погибшими.

-Прогнать колонну! – скомандовал майор.

Но немцев и не нужно было прогонять. Командиры вначале колонны решили, что советские части продолжили наступление. Фрицы даже не попробовали прийти на выручку отрезанным в хвосте товарищам, спасая свои «шкуры». Последним из кузова высунул голову вражеский офицер.

-Хенде хох! – улыбнулся Тарасов, направив ствол автомата прямо в лицо фашиста.

Захватив немецкого лейтенанта, разведчики пригнали грузовик с детьми обратно в деревню.

Zampolitovich