Случилось так, что двое наших разведчиков, уходя от вражеской погони после подрыва грузовика, оказались в глубоком тылу фашистов.

-Я понятия не имею, где мы сейчас находимся! – говорил старшина напарнику, — но скорее всего, где-то на Польской границе!

И они начали пробираться обратно на запад. Через несколько километров пути старшина Еремеев остановился. Позади зарослей, вдоль которых они сейчас пробирались, послышались голоса.

Разведчик. Русский на немецком аэродроме

-Так и есть… — прошептал сержант Дубенко, — на польском разговаривают!

Вдруг раздались женские крики. Наши бойцы пробрались сквозь заросли и увидели, что двое фашистов избивают польскую девушку и пытаются сорвать с нее одежду.

Красноармейцы переглянулись и поняли друг друга без слов. Один пошел направо, в обход поляны, а второй направился в противоположную сторону.

Через пару минут один из фашистов «крякнул» и завел руку за спину, пытаясь вытащить финку разведчика. Второй не сразу понял, что произошло, и выпрямился, выпустив руку девушки. Тут то и шагнул к нему сержант, встрямив в шею врага острую палку.

Девушка в слезах вскочила, и что-то лепеча по-польски, убежала в чащу.

-Уходим! – коротко бросил старшина.

Они отправились дальше, но после схватки на поляне перепутали направление и продвигались теперь на север. Ночью вышли к огороженному колючей проволокой аэродрому. На взлетных полосах стояли «юнкерсы», один за другим, с интервалом около 30-ти метров.

-Это они что же? – прошептал товарищу сержант, — к нам собираются лететь?

Между самолетами сновали фашисты и обслуживающий персонал – заправщики и техники. Все было похоже на последние приготовления перед вылетом.

-Похоже на то… — проговорил старшина, — нужно им как-нибудь помешать!

Разведчики поползли вперед, пригибаясь, каждый раз, когда по ним проходили лучи мощных прожекторов. Ловкий сержант быстро взобрался на угловую вышку и ликвидировал часового с биноклем.

С вышки он рассмотрел территорию аэродрома, и спустившись к товарищу, проговорил:

-Там у них топливный склад, как раз посередине между двумя рядами взлетных полос!

Они быстро разрезали штыком с кусачками стальную сетку забора. Колючая проволока зацепилась за форму, но надолго не задержала красноармейцев.

-Давай разделимся, — предложил старшина, — так будет больше шансов!

И тут они увидели, что первый штурмовик фашистов начал набирать скорость по взлетке. Поняв, что медлить больше нельзя, разведчики выхватили гранаты и побежали вперед.

Сержанту повезло меньше. Уже у первого ангара его заметили и открыли стрельбу. Несколько пуль попали бойцу в бедро и в бок. Падая, разведчик все же метнул гранату, которая взорвалась под последним в линии самолетом. От взрыва гранаты взорвался и немецкий штурмовик. Металлические листы обшивки фюзеляжа полетели в сторону, и один застрял в кабине соседнего самолета, пригвоздив пилота к спинке кресла.

А старшина бежал к топливному складу. Его уже тоже заметили, но разведчик дал по ближайшим преследователям длинную очередь из автомата, убив сразу двоих.

Но его все же «обложили» со всех сторон. Обойдя последний угол склада, старшина получил сразу несколько пуль в живот и в грудь. Гранату кинул из последних сил, уже теряя сознание. Смотрел, как граната исчезла в черном проеме складских ворот…

Раздался мощный взрыв. Четыре ближайших самолета вспыхнули как спички, а те, что были впереди, посекло осколками. Вылет вражеской авиации был спонтанно сорван…