Разведчик. Подкоп

-Очнись, старшина! Да очнись же ты!!! – тряс его кто-то за плечо.

Старшина Прокопенко открыл глаза. Взгляд уперся в деревянный потолок старого сарая. Между деревянными стенами пробивался солнечный свет.

Разведчик сел и оглянулся. Рядом сидели четверо бойцов красноармейцев. Двое были тяжело ранены. Снаружи были слышны звуки разворачивающейся тяжелой техники фашистов.

-Где мы, мужики?! – сплюнул на пол разведчик.

-А ты как думаешь, старшина?! – ответил сержант, — в плену у немцев, в Игнатовке!

Голова жутко болела. Разведчик припоминал, как его группа напоролась на вражеский патруль в лесной чаще, как он убил одного фрица ножом… А затем, Михаил вспомнил расположение поселка на карте местности.

-Так это ж мы недалече от линии фронта, братцы! – воскликнул Прокопенко, потирая болезненный висок, по которому получил удар прикладом.

-Ну и что с того? – спросил рядовой.

-А то! – ответил разведчик, — можно попытаться уйти!

Дождавшись ночи, старшина начал рыть подкоп. Дело пошло гораздо быстрее, когда разведчик нашел в земле алюминиевую ложку…

За несколько часов боец прокопал больше двух метров, оказавшись в проходе под стеной.

-Ну что, братцы! – вылез обратно в сарай Прокопенко, — помогайте убирать землю!

А дальше произошло следующее: бойцы выгребали землю из тоннеля, а старшина копал дальше. Прорыв еще с десяток сантиметров, рука старшины вдруг провалилась вглубь…

…Они нашли старый подземный ход.

-Держитесь мужики, мы вернемся! – проговорил старшина, обращаясь к раненым товарищам.

…Они втроем шли по подземному коридору, согнувшись под прямым углом. Метров через тридцать уперлись в трухлявую деревянную стену.

Старшина осторожно оторвал одну доску, потом другую… Они оказались в тесном погребе. Наверх, к деревянному люку вели каменные ступени. Красноармейцы тихонько поднялись наверх…

Старшина аккуратно открыл люк. Все трое выбрались наружу, осмотрелись и замерли: они оказались в доме, который фашисты использовали как штаб, в оккупированном поселке.

Рядом на койках спали трое вражеских офицеров.

-Убираем! – провел пальцем по горлу Прокопенко.

Каждый боец стал около своего фрица. Прокопенко взял нож со стола и вонзил в горло ближайшему к себе. Оставшиеся двое открыли глаза, но не успели даже пикнуть – наши солдаты их быстро зарезали.

Через несколько минут из штаба вышли трое немецких офицеров. Часовой отдал честь, после чего ему в голову угодил приклад винтовки.

Прокопенко завел грузовик, стоявший у штаба, и проговорил:

-Открывайте сарай, убирайте караул, я развернусь и к вам!

Через несколько минут он подъехал к сараю, где очнулся сегодня утром. Его товарищи боролись с вражескими дозорными.

-Тьфу ты черт! – выпрыгнул из кабины старшина.

Он подошел к сражающимся, и выстрелил в каждого фрица из пистолета. Пока сержант и рядовой приходили в себя, Прокопенко открыл дверь сарая.

-Быстро, грузите раненных в кузов, — прокричал разведчик, видя как в конце улицы начинается суета, — я за руль!

…Они неслись по центральной улице Игнатовки. Фашист с автоматом выскочил на дорогу, и старшина вильнув, сбил врага бампером. Через полчаса они были уже у реки, за которой начинались родные позиции…