Рассказы ветеранов вов. Лесник на переправе

Михаил Игнатьевич всю свою сознательную жизнь прожил в лесу. Он отлично знал здесь каждое деревце, каждый кустик, каждую тропку.

Этим утром лесника разбудили звуки топоров, врезающихся в деревья.

-Что еще за черт?! – подскочил с постели старик.

Игнатьевич осторожно пошел в сторону незваных гостей, к реке. Выглянув из зарослей прибрежного камыша, лесник увидел фашистов, на противоположном берегу реки. Ширина реки в этом месте составляла около 70-ти метров, глубина около 10-ти в самом глубоком месте.

Старик присмотрелся повнимательнее к действиям неприятеля – так он и думал: немцы готовились к переправе через реку. Вражеские солдаты подтаскивали к берегу пушки и ящики с боеприпасами, рубали деревья и мастерили широкие самодельные плоты.

-Ну, уж нет! – прохрипел старик, — пока я жив, хозяйничать в этом лесу я вам не позволю!!!

Михаил Игнатьевич поковылял в сторону своей избушки. Зайдя в сени, достал с верхней полки покосившегося шкафа старое охотничье ружье. Рядом стояла коробка с патронами.

-Да… — посмотрел старый охотник в коробку, — не густо!

В коробке осталось около 20-ти патронов.

-Ну ничего! – проговорил себе под нос лесник, — попусту мы тратить патроны не будем!

Взяв ружье, пожилой хозяин леса поспешил к реке.

Фашисты спустили на воду первый плот и начали грузить на него ящики. В центре плота разместили крупнокалиберную пушку. Пятеро солдат протолкнули плот в воду, и он поплыл. Впереди стоял офицер в фуражке, и отдавал громкие распоряжения гребущим фрицам.

Рассказы очевидцев вов 1941 1945| Лесник подошел ближе к реке и зашел по пояс в воду, укрывшись в камыше. Мушка ружья замерла на орле в центре фуражки фельдфебеля. Старик набрал полные легкие воздуха, упер приклад старого ружья в плечо и нажал на спусковой крючок.

Немецкий офицер дернул головой назад и кувыркнулся с плота в воду. Автоматчики, стоящие рядом на плоту открыли по береговым зарослям стрельбу.

-Так, второй пошел! – процедил дед сквозь зубы, глядя, как фашисты спустили на воду второй плот.

Игнатьевич пополз по высокой траве к вековому дубу. Укрывшись за толстым стволом могучего дерева, хранитель леса выглянул и прицелился в ящик с боеприпасами. Из ящика торчал «хвост» мины, и старик хорошенько прицелившись, выстрелил по снаряду.

Раздался взрыв, и плот вместе с фрицами объяло пламя. Половина вражеских солдат погибла сразу, а оставшиеся, плыли в воде к берегу.

Лесник лег в траву и ретировался поглубже в лесную чащу. Теперь до берега реки было около 50-ти метров. Двое фашистов доплыли и вышли на берег, а Михаил выстрелил в грудь первому. Второй упал в воду и открыл стрельбу в ответ, толком не видя противника.

Сменив позицию, старый охотник укрылся в зарослях с другой стороны переправы. Он выстрелил несколько раз по второму плоту фашистов – несколько врагов полетели в воду.

Не зная точное количество врагов на противоположном берегу, фрицы не решались спускать на воду второй плот. Рядом со стариком просвистели две пули, выпущенные из винтовок – враг решил устранить угрозу.

Лесник отступил в лес и затаился. Игнатьевич достал из карманов оставшиеся патроны и усмехнулся – 6 штук.

Второй плот причалил к берегу. Фашисты, в количестве десять человек, начали выгружать ящики на берег. Лесник снова подошел поближе и приметил вражеского лейтенанта. Старик прицелился с расстояния около 70-ти метров и выстрелил, попав немецкому лейтенанту прямо в сердце.

Его товарищи залегли прямо в кромке воды и открыли беспорядочную стрельбу. Фашисты, которые уже собирались спускать на воду третий плот прекратили спуск.

А старик снова переждал и вернулся к берегу, беря на прицел очередного фашиста. У старого охотника было еще пять патронов…