Война сильно меняет людей. Война — это подлая штука, во всей коварности которой я убедился сам, когда был ещё сопливым подростком. Тот случай, который произошёл в нашей деревне в 1942-м, я запомнил на всю оставшуюся жизнь…

-Витька, ты, где пропадал, окаянный? – кричала на меня бабка Аксинья, — сено, почему не натаскал?

А я только пришёл из соседней деревни, причём с не очень радостными новостями. Фашисты продвигались стремительными темпами и уже прорвали линию последней обороны. Это означало только одно: очень скоро они будут здесь и тогда никто не может знать, что случиться…

-Немцы идут, баба Ася… — я тогда не знал, почему они ещё не в курсе.

А они всё, оказывается, были в курсе. Мужчин в деревне не осталось. Кто-то ушёл на фронт, кто-то подался в партизаны, а некоторые сволочи в полицаи пошли, фашистам прислуживать и своих уничтожать, да контролировать.

Одним из таких предателей, ставших полицаями, был родной брат нашей Ксении, сельской учительницы. Никто не ожидал от Игоря, 22-х летнего мужчины, такого поступка. Он непросто ушёл на сторону фашистов. Ходили слухи о крайней жестокости Игоря и о том, как он вешал стариков, женщин и детей пачками в захваченных деревнях, как пытал и истязал соотечественников.

-Ну, будут и будут… — ответила баба Ася, — что ж нам теперь?! Идти всё равно некуда, да и не успеем мы! Иди-ка ты лучше к Ксюше, почитай что-нибудь…

И я пошёл к учительнице. Она всегда находила занятие для оставшихся в деревне детишек. Она дала мне какой-то учебник со сказками и посадила читать у окна. Я листал и рассматривал нарисованные простым карандашом картинки, когда вдруг раздались первые выстрелы. В деревне послышались крики. Я посмотрел в окно и увидел, как два немецких солдата выстрелили из автоматов в деда Макара, который поднял вилы.

Смотрите также:  Мнительный комиссар из рассказов о войне

-Быстро в подвал! – прокричала Ксюша и открыла люк.

Через минуту я уже сидел в подвале и рассматривал свет, проникающий между деревянными половицами. Во дворе слышались крики, шум двигателей мотоциклов и тяжёлых грузовиков: немцы вошли в деревню. Всех жителей согнали в один сарай, а Ксюшу не тронули. Она осталась в своём доме, а через полчаса туда вошёл Игорь, который прибыл вместе с фашистами.

-Ну как ты тут, сестрёнка?! – усмехнулся предатель, — не передумала к нам примкнуть?!

-Я не хочу это обсуждать! – отвела взгляд учительница, — ты мразь и я не хочу тебя видеть!

Полицай подошёл к сестре и со всей силы, наотмашь ударил её кулаком в лицо. Женщина вскрикнула и упала на пол. Сквозь щели в полу я видел, как закапала из разбитого рта кровь.

-Значит так, — важно прохаживался полицай, — чтобы к восьми вечера накрыла здесь стол, вместе со своими бабками! Я с офицерами приду отдыхать, и не дай боже тебе не успеть! Чтобы выпить поставила! Наливочки клюквенной и самогонки! Если что не так, подпалим сарай вместе со всеми, кто там заперт!

Несмотря на то что мне было 11 лет, я всё прекрасно понимал. Каждое слово, которое сказал тогда этот поддонок, до сих пор чётко вырисовывается в моей памяти.

Смотрите также:  Ожившие мхи

-Иди, отсюда… — прошептала лёжа на полу, Ксюша, — я всё сделаю…

Когда он ушёл, учительница выпустила меня из подвала, но приказала сидеть в дальней комнате и не выходить. Ксюша ушла и вернулась через полчаса с женщинами и узелками продуктов. Пошёл процесс приготовления еды. К половине восьмого, стол был накрыт и меня  снова спрятали в подвал.

Офицерский состав гитлеровцев, вместе с Игорем прибыл около восьми. Немцы, общим количеством 10 человек, стали жадно выпивать и закусывать. Они хватали Ксению за ноги и смеялись, отпуская какие-то шуточки на немецком. К полуночи они напились в стельку и уже еле сидели на стульях. Игорь что-то обсуждал с офицером, когда Ксюша вывела меня из подвала.

-Иди с бабой Асей! – сказала она мне строго, здесь оставаться опасно! Они утром могут обыскать дом!

Но на самом деле, она выпроваживала меня не поэтому. Причина была совсем в другом, но тогда я об этом не догадывался. Когда я уже выходил и обернулся напоследок в дверном проёме, я увидел, как учительница сыпала в бутыль с самогоном какой-то белый порошок. Я тогда не придал этому значения…

Проснулся я в маленькой спаленке бабы Аси. Ксения сидела рядом и гладила мои волосы рукой.

-Тётя Ксюша, а как вы здесь? Немцы ведь скоро встанут и обыщутся вас! Там же дядя Игорь… — я испугался, что фашисты могут прийти сюда.

-Не бойся милый, — ответила Ксюша, — не придут они…

А через несколько часов я узнал, что она их отравила. Крысиным ядом. Всех, включая родного брата-полицая…

Уже после войны я узнал, что моя учительница после тех событий подалась к партизанам, совершила ещё множество подвигов и абсолютно по-геройски погибла, кинувшись с гранатой под немецкую «пантеру» в 1944-ом!

Zampolitovich