Просвистев 550 метров, снаряд угодил в бок немецкой машине, и танк слетел с моста прямо в реку. А рядом, всего метров в 7-ми, легли два вражеских снаряда.

Вторая волна фашистов как-то быстро появилась вслед за первой.

-Твою ж м-ть, Боря! Ты куда запропастился?! – проорал старшина Демидов, ища глазами своего заряжающего.

Опытный артиллерист, он был поставлен во главе артиллерийского взвода на этой высоте два дня назад, причём с конкретной целью: держать продвижение фашистов через старый каменный мост. Мост был сделан из античного камня, хорошенько сложённого арками и довольно крепкого, как оказалось.

Вчера немцы предприняли первую атаку, которая закончилась их разгромом. Но у артиллеристов Демидова также не обошлось без потерь – из четырёх «сорокопяток» уцелели лишь две. А всё потому, что вместо обещанных руководством мотоциклов и грузовиков с личным составом, по мосту пошли танки.

Лишь за один вчерашний день старшине удалось уничтожить более пяти вражеских бронемашин, но те стреляли прямо на ходу и две пушки красноармейцев были выведены из строя уже к обеду. Погибли трое товарищей.

И вот теперь, когда красноармейцы только собирались выполнить передислокацию, пошла вторая волна атаки фашистов. Один «панзер» пошёл прямо к реке, и Демидов испугался: неужели там есть брод? Тогда дела у них намного хуже, чем он предполагал. Его мысли прервал Борис, подбегавший к пушке со снарядом. Ещё двое бойцов тащили ящик с боеприпасами по траве противоположного склона холма.

-Боря, у нас дела хрен-вые! Смотри, один вброд прёт, а ещё два по мосту! – проревел командир взвода.

И тут рядом, всего метров в 7-ми, легли два вражеских снаряда. Пушку и бойцов осыпало комьями земли, а по лафету зазвенели осколки. Артиллеристы вовремя успели попадать на колени.

Выстрелил Кузнецов, который являлся старшим второй из оставшихся пушек. Снаряд лёг у основания моста как раз там, куда выезжал первый танк фашистов. У того оказалось повреждено дуло и это отлично устраивало красноармейцев.

И тут Демидов увидел, что второй «панзер» подъехал в пристрелянную ещё вчера точку на мосту. Демидов настроил пушку таким образом, что она била прямо в центр дуги моста и вчера таким методом сорвал вражеское наступление. И вот теперь снова.

-Выстрел! – прокричал командир и дёрнул спусковой рычаг.

«Сорокопятка» откатилась назад, и вернулась на место. Снаряд устремился прямой наводкой к немецкому танку. Пролетев 500 метров, кумулятивный снаряд угодил точненько под башню немецкой бронемашины. Раздался громкий взрыв, и башня съехала по боковой поверхности, застряв у гусеницы. Было ясно, что никто из экипажа врага не выжил.

-Ещё идут, из леса! – прокричали артиллеристы от второй пушки.

Демидов увидел, как по дороге к мосту едут ещё два танка. Третий, который пошёл в реку, сдавал задним ходом на берег – глубина оказалась слишком большой для этой модели и фашисты решили не рисковать.

Раздался выстрел второй пушки, под командованием Евсеева и вышедший из реки танк выстрелил в ответ. Всего секунда пролетела, словно в кошмарном сне и тут глазам Демидова и его заряжающего предстала ужасная картина: снаряд, выпущенный товарищами, попал в передний бампер выехавшего из реки танка, но и снаряд того угодил прямо в защитный щит нашей пушки. В результате трое красноармейцев разлетелись по сторонам.

Демидов закрыл глаза и отвёл голову в сторону. Хотелось перевести ствол из пристрелянного положения и ударить по подъезжающим танкам, но он ждал. Опытный артиллерист он знал, что первый танк сейчас попытается объехать того, что догорает на мосту. Так и произошло – немецкая бронемашина начала объезжать своего поверженного товарища по дальнему радиусу. Он ехал прямо по краю моста, и если бы кто посмотрел с другой стороны моста, то увидел, что половина его левой гусеницы выступает над рекой. А Демидов сделал корректировку всего на пару сантиметров, подняв ствол, и выстрелил.

Просвистев 550 метров, снаряд угодил в бок немецкой машине, и танк слетел с моста прямо в реку. Вот так, от силы взрыва, бронемашина утонула прямо посреди реки.

-Нате вам, сволочи! – хлопнул в ладоши в сердцах Борис, — молодец, командир.

Демидов молчал. Он ждал, что будет предпринимать экипаж оставшегося вражеского танка. Повисло напряжённое ожидание, которое длилось около тридцати секунд. Бронемашина неприятеля проехала несколько метров вперёд, развернулась по широкой дуге и скрылась в подлеске.

-Вот так, старшина! – улыбнулся Борис, — отпугнул ты немцев! Эти умнее оказались!

Рассказы о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом. «Историки пишут о тех событиях, которые происходили в реальности, а писатели – о тех, которые могли бы произойти».

Zampolitovich