-Да они же сейчас нас сметут! – закричал старшина и выстрелил в фельдфебеля, выбежавшего между двумя БТР-ами.

Двое снайперов уже год служили бок о бок. Они вместе прошли множество сражений, вместе выполнили не одно опасное задание.

-Фашист в атаку попер! – прокричал сержант, прибежавший с передовой.

Ротный как раз закончил сеанс связи со штабом и теперь бежал к двоим снайперам. Он хорошо знал, что Они абсолютно разные, хоть и сражаются вместе уже очень давно.

-Ельский, слушай меня внимательно! – прокричал майор старшине, — только что поступил странный, но четкий приказ!

Оказалось, что можно стрелять только по рядовым фашистам и младшему начальствующему составу. Старших офицеров трогать строго запрещалось.

-Да как же это так?! – открыл рот лейтенант Алферов, — что они там задумали?!

-Да кто ж их знает? – ответил ротный, махнув рукой.

Ельский и Алферов схватили винтовки и побежали вперед, к развалинам старого амбара. За этим зданием уже начиналось поле, по которому вдалеке бежали фашисты. Первые два снаряда вражеских минометов приземлились на наши позиции.

-Держать оборону! – прокричал майор, — огонь только по простым бойцам!

Ельский уже закусил нижнюю губу. Он поднял винтовку и уже еле сдерживался, чтобы не застрелить немецкого лейтенанта, бегущего прямо около вражеского танка.

-Ты же помнишь, старшина?! – прокричал ему товарищ, Алферов, — только по простым бойцам!!!

Ельский в сердцах сплюнул, и прочистив ухо мизинцем после очередного взрыва, перевел прицел на рядового с автоматом. Снайпер выстрелил, и пуля, срезав несколько ветвей акации, врезалась фашисту в лоб.

Алферов разместился чуть правее товарища, за опрокинутым лафетом пушки. Пули от автоматов и пулеметов наступающих фашистов со свистом звенели о металл лафета, а снайпер  предпочитал выглядывать сбоку, чем подниматься вверх.

А между тем фашисты приближались к переднему краю нашей обороны. Ельский бил без остановки, поднимая голову из своего окопчика всего на пару секунд.

-Смотри, вон там! – прокричал лейтенант, показывая в сторону правого фланга.

А там ехали две вражеских бронемашины, за которыми бежало два взвода гитлеровцев.

Ельский прицелился в идущий левее бронетранспортер. Головы вражеских солдат иногда мелькали то с одной, то с другой стороны. Снайпер подкрутил колесо фокусировки, и выстрелил. Он потом уже увидел, после попадания, что застрелил вражеского майора.

-Это ты?! – прокричал Алферов, — был же приказ!

И тут Ельского прорвало. Он уже устал смотреть, как фашисты вот-вот начнут метать по ним гранаты, а им нужно еще выбирать, в кого не стрелять! Слева и справа гибнут его товарищи, а он может бить по офицерам, но должен просто смотреть?!?

-Да они же сейчас нас сметут! – закричал старшина и выстрелил в фельдфебеля, выбежавшего между двумя БТР-ами.

Он отбежал подальше в сторону от товарища. Еще несколько рядовых фашистов уничтожил, припав на колено у старой сосны. И вот прицел стрелка замер на немецком лейтенанте, который вел в атаку очередной взвод. Расстояние составляло около 200 метров, и Ельский выстрелил очень метко – пуля попала в нижний край фуражки фашиста.

За несколько минут, старшина перебил всех вражеских офицеров на поле боя. А вот когда он уже бил по простым солдатам неприятеля, прямо у его окопчика упала вражеская мина. Старшина погиб мгновенно. Его товарищ Алферов получил награду за срыв вражеской атаки…

Zampolitovich