Пополнение

На данном участке фронта сложилась крайне сложная обстановка. Фашисты безудержно напирали, и советское руководство вынуждено было заниматься передислокацией войск.

-Опять сборную солянку прислали?! – негодовал ротный комиссар, капитан Антонов, — мне это не нравится! Пока не проверю лично каждого, в бой никто не пойдет!!!

К ним прибыло новое пополнение. Два взвода, если конечно верить бумагам, прибыли из соседнего гарнизона, а третий взвод получился «сборным». Это означало, что солдаты из этого взвода толком не знали друг друга, и были из разных подразделений. Очень часто, под такие хаотичные перестановки внедряли вражеских шпионов.

И Антонов про это знал… Причем не понаслышке! Всего пару месяцев назад особист разоблачил двоих немецких «засланцев», в очень похожих обстоятельствах.

Опытный капитан знал, что бывают также комбинированные группы, из нескольких человек, покрывающих друг друга.

-Третий взвод пополнения построить у последней линии окопов! – скомандовал Антонов.

Через несколько минут его команду выполнили. Одиннадцать бойцов выстроились в одну шеренгу. Комиссар медленно прошелся от начала до конца шеренги, внимательно заглядывая в глаза каждому солдату.

Это был психологический прием. Комиссар умел определять по мимике и поведению, если от него что-то скрывают. Вот и сейчас, капитан уже отметил нескольких, отводящих взгляд, или смотрящих в землю бойцов.

-Кто из 44-го? – спросил особист, — поднимаем руку!

Трое солдат подняли руки. Капитан внимательно изучил документы всех троих. Затем особист проделал все тоже самое с остальными бойцами из строя.

-А до 126-ой бригады, где служил? – начал опрос одного из бойцов особист.

Он сразу бил прямиком по тем, кто не понравился ему при первичном осмотре и тем, кого подсказывала интуиция сотрудника НКВД.

-Только в 118-ом стрелковом, товарищ капитан! – быстро ответил сержант.

Особист насторожился. Он и сам когда-то служил в этом батальоне.

-А что, Николай Тимофеевич по-прежнему рассказывает про подвиги своих братьев?! – улыбнулся капитан.

Антонов помнил, как комбат любил поведать про героические подвиги своих братьев. И еще комиссара смущало то, с какой готовностью и быстротой, солдат отвечал на все его вопросы. Что-то здесь было не то…

-Так точно, товарищ ротный комиссар! – ответил боец, — особенно про старшего, майора Потапенко!

Это была чистая правда. Подполковник особенно любил похвастать успехами своего брата – командира снайперского взвода.

И тогда комиссар решил перейти на особый прием – визуальные детали.

-А зам его как там поживает? – уточнил Антонов, — новых ранений не получал? А то итак, бедный, хромал ужасно!

Хотя особист знал, что всего пару месяцев назад майор Самофалов получил два осколка в шею и чудом выжил.

-Да нет вроде… — замялся боец, — хотя хромает по-прежнему сильно!

«Ну вот и все», удовлетворенно подумал про себя особист, так как знал, что майор Самофалов никогда не хромал.

-А когда ты оттуда перевелся в 44-ый? – как бы невзначай уточнил комиссар.

-Месяц назад, товарищ ротный комиссар! – ответил солдат.

-А кто с тобой? – задал очередной вопрос капитан.

-Да вот же они! — показал на сослуживцев сержант, — Бельченко и Старостюк!

Это были как раз те оставшиеся двое, которые сразу не понравились Антонову. Особист подозвал вооруженный патруль.

-Задержать вот этого, вот этого и вот этого! – показал на всех троих комиссар, — Самофалов никогда не хромал, и был сильно ранен уже два месяца назад! Плохо подготовились, товарищи шпионы!