Подкинутое тело

В кабинет к дежурным оперативникам влетел перепуганный дежурный сержант.

-Там это, я курил, — запинался запыхавшийся боец, — а у нас там прям перед входом, мужик мертвый лежит!

Четыре милиционера выбежали на порог Здания НКВД. Справа от крыльца лежало тело мертвого мужчины.  Свиридов глянул на часы над входом: полвторого ночи.

-Быстро! — скомандовал старший дежурной смены, лейтенант особого отдела Павел Свиридов, — заносим внутрь!

Быстро занесли мертвого мужика внутрь райотдела милиции. Осмотрели тело, — след от удара тупым предметом на затылке.

-Я думаю, никому не нужно объяснять, какой это позор! – обвел глазами присутствующих лейтенант, — это будет публичный скандал, если кто прознает!

-И чего будем делать? – спросил один из оперативников.

Повисла напряженная тишина. Нервы у всех были на пределе. Наконец, офицер особист принял решение.

-Здесь его оставлять нельзя! – скомандовал особист, — грузим в коляску мотоцикла и везем в морг. Там я на месте буду договариваться! Скажем, обнаружили в сквере при патрулировании!

Посадили мертвеца в коляску милицейского мотоцикла. Чтобы не было лишних подозрений, одели на него милицейский мундир и фуражку.

-Едем вчетвером, — скомандовал Свиридов, — я с этим впереди, а вы двое сзади!

Поехали к моргу на двух мотоциклах. Со стороны было очень похоже, что милиционеры патрулируют ночной город вчетвером, на мотоциклах. Подъехали к зданию морга, поставили мотоциклы у сторожки, и Свиридов пошел договариваться о сдаче тела.

-Ну, кого там еще, – проворчал сонный фельдшер.

-Милиция, — проговорил Павел и предъявил дежурному фельдшеру удостоверение в развернутом виде, — у нас там погибший, найденный только что. Передать вам надобно!

-Ожидайте, я занят с бумагами! – ответил ворчливый, пожилой медработник, — час назад только двоих привезли, ваши!

-Долго ждать то? – спросил сзади один из оперов.

-Часа полтора будет! – отрезал фельдшер, — я позову, погуляйте!

Он захлопнул дверь. Один из оперов достал из мотоцикла небольшой сверток и махнул рукой по направлению к городскому парку, где был слабый свет, и играла ночная, летняя музыка.

-Пойдем, присядем на лавочку! У меня тут есть немного, — проговорил оперативник, — у нас с женой сегодня годовщина, двадцать лет совместной жизни!

-Вот и отлично! — Проговорил второй опер, потирая руки – а он как раз посторожит! — кивнул он на безжизненное тело в милицейской форме, сидящее в коляске мотоцикла.

Особист спорить не стал, учитывая, как все перенервничали. Сели на лавочке, выпили, закусили. Еще выпили, а затем и еще. Один из оперов откуда-то принес еще бутылку, и пьянка продолжилась.

А тем временем, сторож из сторожки, накатив двести, вышел перекурить. Чирк, чирк —  не загорается!

-Эй, служивый, — окликнул он милиционера в коляске,  — ээй!

Короче, обнаружил он, спустя несколько минут, что хранитель правопорядка мертв. Мало того, — убит! Вызвал сторож милицию. Прибыло по тревоге два наряда бойцов НКВД и ну сразу по окрестностям. Задержали всех в парке, ну и нашу троицу соответственно.

А три подвыпивших милиционера, да еще и с особистом во главе просто так не сдались, — сопротивление оказали и были хорошенько побиты.

-Вашу мать! – орал начальник райотдела на провинившихся утром, — вы не только не избежали позора, а навлекли еще больший позор, на наше подразделение!

От серьезного наказания троицу спасло только то, что в результате ночной облавы на парк, были задержаны два опасных, давно разыскиваемых преступников.