Снайперы. Неожиданная встреча

-Вы мне нужны для поддержки завтрашнего прорыва! – объяснял командир роты двоим снайперам, — действуйте полностью самостоятельно!

Узкий участок фронта, слева заканчивался густым лесом и практически непроходимым болотом. Справа поле, по которому в данный момент проходила линия передовой, упиралось в большое озеро. И теперь перед двумя стрелками стояла дилемма: искать позиции для завтрашней стрельбы в болоте, или засесть в камышах у озера.

-В камышах конечно понадежнее, — рассуждал вслух старшина Заболотный, — но там мы очень уязвимы для вражеских пуль и осколков! Там придётся лежать!

Сержант Сидельников был согласен с командиром полностью. Под утро, проверив винтовки и набив карманы патронами, двое красноармейцев отправились в болота, что по левую руку от передовой.

Они прошли несколько сотен метров в сторону вражеских позиций, пока болото не стало совсем непроходимым.

-Дальше не пройдем! – проговорил Заболотный, — иначе некому будет прикрывать наших!

Они решили свернуть вправо и выйти к окраине леса, прямо к полю предстоящей схватки. Пройдя несколько шагов, бойцы услышали крики на немецком языке.

-Помочь! Помогать! – кричал фриц.

Оказывается, фашист увидел их раньше. Он хотел незаметно приблизиться к красноармейцам, но угодил обеими ногами в трясину.

Теперь солдат противника был погружен в болото уже по грудь.

-Гляди, старшина, офицер! – улыбнулся Сидельников, — может, ну его?! Пусть тонет!

В глазах немецкого лейтенанта был первобытный ужас. Он ругался на немецком и умолял снайперов ему помочь, лепеча на ломаном русском.

Заболотный не выдержал, схватил длинную палку и подал один конец тонущему врагу. Через несколько минут фашист лежал на суше и благодарил снайперов. Сидельников, который довольно неплохо знал немецкий язык, пообщался с фашистом.

Оказалось, что немец дезертировал от своих. Он был из тех немногих немцев, которые осуждали поступки фашистов. После того, как вчера его командир повесил троих детей в деревушке, этот Курц решил, что с него хватит.

Он также рассказал снайперам, что офицеры его роты сейчас пойдут в атаку, переодевшись в форму обычных ефрейторов.

-Так что, сержант, будем бить по ефрейторам! – решил старшина.

…Они сидели в зарослях на краю болота. Впереди простиралось поле боя, где справа уже бежали в атаку красноармейцы.

Пленный фашист сидел сзади, связанный по рукам и ногам.

А слева продвигались фашисты, укрываясь за бронемашинами. Два бронетранспортера ехали, стреляя вперед из пулеметов, а на броне сидели два ефрейтора.

-Так вот же они! – воскликнул сержант, и прицелившись, выстрелил.

Один из ефрейторов скатился вниз по броне и угодил под колеса машины. Второй начал озираться по сторонам, и тут рядом с бронетранспортером упал наш артиллерийский снаряд.

Непривычно было смотреть на сражение, не участвуя в нем. Но это чувство длилось недолго. Снайперы стреляли как обычно, без особых передышек.

Как только в поле зрения появлялся «ефрейтор», в него сразу же летела снайперская пуля. В итоге, через несколько минут после начала боя, немцы остались без командования, в результате чего наши бойцы легко сломили сопротивление противника и погнали его прочь.

Zampolitovich