Последнее, что увидел диверсант, был летящий на него вагон с выпадающими из него фашистами.

Максименко сидел в зарослях камыша на берегу небольшого залива реки и ждал. До прибытия вражеского эшелона оставалось чуть меньше часа. В голове вспоминались события вчерашнего экстренного инструктажа, перед их сегодняшней ночной вылазкой. Их вызвали по тревоге в прифронтовой штаб – его и его напарника, сержанта Дубницкого.

-Давайте быстро Костя! – сказал ротный, капитан Лобань, — у вас есть всего несколько часов, чтобы пробраться за линию фронта и заминировать этот мост!

Капитан показывал карандашом на карту местности. Командование раздобыло информацию о том, что на утреннем составе с боеприпасами и личным составом противника будут переезжать несколько немецких полковников во главе с генералом. Именно на них и была объявлена охота.

И вот теперь, пробравшись через десять километров болот линии фронта, старшина Максименко сидел рядом с кумулятивной подрывной машинкой. Дубницкий сидел немного позади, посматривая в сторону сереющего на востоке неба. Двое патрульных, устранённых всего полчаса назад, плавали в болотной тине спинами вверх, в нескольких метрах справа. Их промокшие шинели серели в лунном отблеске сентябрьской ночи.

-А если их не будет? – прошептал сержант, — вдруг наши чего напутали?    

-Ждём до половины шестого и уходим! – прошептал в ответ Максименко, — и вообще, оставить разговоры!

Эшелон должен был проехать по мосту в 4:30, а сейчас было уже без десяти пять. На лицах разведчиков-диверсантов без труда угадывалось крайнее напряжение. Ещё бы: такой серьёзный инструктаж, стремительная подготовка и молниеносный марш-бросок сквозь ночной лес! И всё ради чего? Ради того чтобы устранить двоих патрульных фрицев и полюбоваться рассветом?

И тут разведчики услышали шум приближающегося поезда. Старшина ещё раз взглянул вперёд, где уже довольно отчётливо виднелась сера арка моста. Командир группы в очередной раз пожалел, что не проверил установку заряда лично. Расстояние до моста составляло более 100 метров и разведчики волновались о том, что будет, если заряд не сработает. Склад, на котором хранились провода, шашки и детонаторы, был сырым и старым.

Чрез пару минут состав вырулил из редкого подлеска и устремился к мосту. Обе руки старшины замерли на рукоятке подрывной машинки, установленной в прибрежном иле. Вот поезд въехал на мост и локомотив поравнялся с тем местом, где Дубницкий установил заряд. Пальцы старшины побелели от напряжения.

-Давай командир! – пробасил сержант.

И Максименко надавил рычаг. Ничего не произошло. Резко вытянув рукоять, старшина снова вдавил детонатор вниз. Никакого эффекта!

-А х ты ж твою мать! – прошипел разведчик и кинулся вперёд, к мосту.

Напарник бросился следом.

-Гранаты доставай! – кричал на бегу командир группы.

И тут фашисты их заметили. Ночную тишину разрезали вспышки выстрелов. Максименко присел на колено и услышал позади вскрик товарища. Дубницкий поймал пулю в правую половину груди.

-Лежи не двигайся! – пробасил старшина.

Схватив гранаты товарища, разведчик побежал дальше. Он бежал наперерез составу гитлеровцев, а колея как раз огибала его по широкому полукругу. Фашисты явно поняли намерения красноармейца, так как огонь стал ещё интенсивнее. Сейчас бы залечь и на животе поползти, так времени нет! Состав уйдёт! Споткнувшись, разведчик растянулся на земле во весь рост и гранаты полетели вперёд. Максименко встал на колени и, собрав гранаты, пригнулся, как только смог и побежал вперёд.

…Вот до головы поезда остаётся 50 метров, вот три пули впились рядом с ногами Константина, вот уже 40 метров, 30, 20. Вот уже гул стальных колёс заглушает звуки выстрелов… и тут две пули одновременно вгрызаются в тело старшины. До состава осталось всего чуть больше десяти метров, когда Максименко почувствовал острую боль в бедре и левом боку.

-Ну, сволочи… — проблеял разведчик, стисну зубы от злости.    

Он пошёл вперёд на коленях и как раз в этот момент локомотив поравнялся с ним. Нажав на активатор, разведчик швырнул первую гранату вперёд. Ему показалось, что она упала в метре от рельсов. Ещё одна пуля угодила ему в плечо, но вторая активированная граната попала точно между колёс состава врага. Последняя граната полетела во второй вагон тогда, когда взорвалась первая. После   второго и третьего взрыва состав полетел под откос, и последнее, что увидел Константин, был летящий на него вагон с выпадающими из него фашистами.

…Дубницкий видел подвиг своего командира. Видел, как того смело вагоном. Видел, как метались по траве объятые огнём фашисты. Разведчик выжил и еле добрался до своих позиций, истекая кровью. За подвиг обоих представили к награде. Максименко получил «Героя» посмертно…

Zampolitovich