Особый отдел. Скрытая диверсия

Самсонов с напарником пробежали через темный Ленинградский переулок и выбежали во двор. Двое преступников бежали к дальней арке, ведущей на соседнюю улицу.

-Не дай им уйти на улицу! – прокричал лейтенант, бегущему впереди сержанту, — стреляй по ногам!

Сержант прицелился и нажал на спуск. Выстрела не последовало. Он перезарядил пистолет на бегу и снова выстрелил – нет результата.

-Что-то с пистолетом, черт! – прокричал милиционер.

Лейтенант поднял свой автомат и прицелившись в убегающих преступников, нажал на спусковой крючок.

Тишина…

В результате, преступники ушли от сотрудников НКВД. Милиционеры пришли к руководству и доложили о случившемся.

-Стоянов! – вызвал начальника материального отдела полковник Мурков, — быстро проверить все табельное оружие и боеприпасы!

В результате срочной проверки оказалось, что последняя партия патронов, полученная от оружейного завода две недели назад, не пригодна к использованию.

-Внешне, патрон как патрон… — докладывал начальнику Стоянов, — но цоколь не рабочий! В момент удара не дает детонацию! Ошибка при изготовлении! Или случайная, или….

-Ничего себе ошибочка! – воскликнул Мурков, — такая может многим жизни стоить!!! Самсонов, вы это начали, вам и до ума доводить!!!

Лейтенант особого отдела Самсонов, выпросив в напарники проверенного сержанта Горбатова, отправился на оружейный завод. Когда особисты показали директору удостоверения, и объяснили суть их визита, тот обалдел:

-Так ведь это ЧП!… Мы ведь снабжаем и милицию, и фронтовиков…

В срочном порядке были вызваны и построены все работники завода, которые могли быть причастны к такого рода «ошибке».

-А где штамповщик, Людвиков? – спросил начальник цеха по контролю готовой продукции.

-А он заболел! – ответили товарищи рабочего, — дома лежит, в лихорадке!

По скорому расследованию стало понятно, что брак патронов произошел именно по вине штамповщика Людвикова. Особисты быстро добрались до жилища подозреваемого, благо это было всего в нескольких кварталах от завода.

Но того дома не оказалось.

-Все понятно! – проговорил Самсонов, — скрытая диверсия!

Через час особисты уже выяснили, куда и какие патроны поставлял оружейный завод. Ситуация оказалось очень опасной. Милиционеры в срочном порядке отправились на фронт.

…Они подъезжали к 213-ому стрелковому батальону… Были отчетливо слышны звуки боя. К командирскому блиндажу их привел караул охраны, после проверки документов.

-Слушаю вас, товарищи! – повернулся к ним, оторвавшись от карты на столе, комбат.

-Товарищ полковник, где патроны, которые вы получили позавчера?! – спросил Самсонов.

-Известно где! – ответил полковник, — вон там, к передовой их носят! Фашист завтра утром норовит в атаку пойти, по данным разведки!

-Дайте команду отнести эти патроны обратно в грузовик! – прервал полковника Самсонов, — они не стреляют! Бракованные!

Комбат быстро отдал необходимые распоряжения.

-Ну а чем нам воевать то?! – комбат был в замешательстве, — фашист то атаковать будет!

-Сейчас подвезут новые, нормальные! – ответил особист, — а эти мы заберем!

Полковник закурил.

-Это что же, выходит, вы нас спасли?! – проговорил комбат.

-Наверное… — пожали плечами милиционеры, и пошли обратно к грузовику.