Его готовили к этапированию в СИЗО центрального штаба прифронтового отдела НКВД. А затем там должны были решить: лагерь для заключенных или штрафной батальон.

-Снайпер, ну надо же! – читал его личное дело лейтенант особого отдела, — и что тут у нас?!

Он прочел статью, по которой задержали капитана Быстрова.

-Все понятно! – продолжил особист, — еще один «политический»! И что же тебя, капитан, в нашей власти не устраивает, а?!

-Меня все устраивает, лейтенант! – ответил хмуро снайпер, — я просто с ротным поругался, совсем по другому поводу! Вот он меня и подставил!

-Да, конечно! – съязвил особист, протягивая его документы старшему конвойному, — все вы невиновные! Садись в кузов, быстро!

Евгений Быстров залез в кузов полуторки и присел рядом с другими арестованными красноармейцами. Автомобиль тронулся и поехал вдоль линии фронта. Сурово смотрели на арестантов конвойные автоматчики, сидящие у заднего борта кузова. Еще двое, с винтовками, сидели на крыше кабины, покуривая папироски.

Они ехали уже около часа. Слева и справа проносились бело-черные березы и тополя. Где-то справа, довольно далеко, слышались звуки боя.

Конвойные уже начали «клевать носом», укачавшись на ухабах. Внезапно высоко в небе раздался рев вражеского самолета.

Дремоту у всех «как рукой сняло». Немецкий «мессершмитт» налетел внезапно, прорезав двумя пулеметными очередями советский грузовик.

-Покинуть машину! – скомандовал старший машины, — Небо! К бою!

Вражеский самолет зашел на второй заход. Красноармейцы выпрыгивали из кузова на землю, когда еще две одновременных пулеметных очереди снова «прошлись» по машине.

Быстров схватил винтовку у конвойного, с двумя вражескими пулевыми отверстиями в груди. Оглянувшись, снайпер увидел, что половина арестантов погибла. Вторая половина разбегается, кто куда…

Из конвойных в живых остался только один автоматчик. Конвойный сержант сидел с автоматом у толстой березы, испуганно глядя наверх.

«Мессер» сделал разворот и снова пошел на «бреющем» полете, в атаку.

-Прикрой, сержант! – выкрикнул Быстров.

Снайпер сел на землю и прицелился в кабину приближающегося истребителя. Снова зазвучали спаренные пулеметы вражеского истребителя, а через несколько секунд открыл стрельбу сержант.

Быстров выстрелил два раза. Самолет пролетел над их головами. Евгений встал и выстрелил в хвостовую часть.

-Может лучше мне из винтовки?! – выкрикнул ему вопрос конвойный.

-Конечно!  — кивнул Быстров, — там, в кузове лежит!

Сержант побежал к машине, а немецкий самолет снова пошел в атаку, скорее всего последнюю.

Снайпер начал стрелять, когда штурмовик был еще довольно далеко. Евгений успел сделать пять выстрелов, водя мушкой по кабине пилота.

Только прозвучали первые выстрелы пулеметов «мессера», как тут же затихли. Потерявший управление самолет пронесся над красноармейцами и рухнув на землю, взорвался в ста метрах от горящего грузовика.

…Они возвращались пешком. Потом их подвезли, возвращавшиеся с линии фронта бойцы. Сержант рассказал все руководству НКВД. После короткого расследования, Евгения Быстрова оправдали и восстановили в должности и звании.

Zampolitovich