Особый отдел. «Курьер»
Кадр из фильма: «Смерш»

Капитан особого отдела Сергей Логвин стоял в замешательстве, держа в руках текст радиограммы, только что полученной из центрального управления.

-Смирнов! – позвал дежурного капитан, — тебе вчера по смене передали, кто вчера забирал дела из Коломны и Подольска?

Дежурный сержант сверился с журналом и зашел к капитану:

-Да все, как и прежде, товарищ капитан: старшина Кузнецов.

В радиограмме указывалось, что при возврате личных дел с центральной проверки, послужные списки старшего офицерского состава четырех сотрудников особого отдела пропали. «А это уже серьезно!» подумал капитан, заходя в кабинет к лейтенантам кадрового отдела.

-Кто проверял дела из Коломны и Подольска? – спросил у подчиненных кадровиков Сергей.

-Мы, товарищ капитан, — ответили офицеры.

-Что-нибудь подозрительное там было? Может, какая-то секретная информация? – продолжал расспрос особист, — оставили в сейфе, или лично Кузнецову передали?

-Да обычные «лички», Сергей Васильевич. Кузнецов их вчера в обед забрал!

Старшина Кузнецов служил в группе связи особого отдела НКВД по Московской области, уже несколько лет. Одной из обязанностей старшины, была курьерская доставка документации и переписки между подразделениями НКВД.

Через час Кузнецов сидел в кабинете Логвина, вместе с двумя лейтенантами-кадровиками.

-Вы говорите, что дела, которые вы передали товарищу Кузнецову, были с послужными списками?  — особист устроил подчиненным «очную ставку».

-Так точно, товарищ капитан, — ответили кадровики, — как получили, так и отдали. Бумажка в бумажку!

А вы утверждаете, товарищ Кузнецов, что не открывали папок по дороге, и нигде их не оставляли без присмотра?

-Так точно, — ответил старшина, — сразу развез по подразделениям!

-Все свободны! – отпустил подчиненных Логвин.

«Кто-то явно врет» — думал про себя особист, направляясь в кабинет к оперативникам особого отдела — «Это или кадровики, или курьер, или кто-то на местах, в подразделениях».

-Миша, можно тебя на пару слов? – позвал старшего опера Сергей, — вот тебе список с тремя нашими сотрудниками. За ними нужно «присмотреть» несколько дней. Выбери сам ребят толковых из своих.… А я в пятницу, вечером к тебе забегу, расскажешь. Никаких отчетов, старлей, это моя личная просьба!

В Коломну и в Подольск капитан съездил сам. Опытный милиционер аккуратно прощупал обстановку в подмосковных отделениях НКВД. Никаких подозрительных «делишек» Логвин не обнаружил.

В пятницу вечером он сидел у Михаила Раевского.

-Лейтенанты, твои, что из кадров, — начал оперативник, — вроде люди семейные, а в картишки со спиртным, играют! Два раза за неделю собирались у одного однокашника!

-Адрес «срисовали»? – насторожился особист?

-Обижаешь Сережа, — нахмурился оперативник.

-Ну ладно, не злись, — улыбнулся милиционер, — что там по курьеру?

-Да вроде ничего подозрительного. Ни с кем вне работы не встречался. Кушает только дома. Вот только, пару раз после работы заходил на рынок и делал покупки в одном и том же лотке, у того же продавца.

-Спасибо тебе Миша, — Логвин поднялся, — но помни, об этом пока никому!

Игорную деятельность своих кадровиков капитан пресек быстро. Пришел по указанному адресу, проследив немного за лейтенантами после работы. Подождал с полчаса. Когда после недолгого стука, ему открыли дверь, он бесцеремонно вошел в комнату, где за круглым столом сидело четверо мужчин, двое из которых в форме милиционеров.

-Кто выигрывает? – будничным тоном поинтересовался капитан, — вы бы хоть мундир снимали, товарищи милиционеры!

Кадровики принялись извиняться и заверять начальника, что это больше не повториться. Особист махнул рукой и ушел. На следующий день он взял у Михаила двух оперов и проследил с ними после работы за Кузнецовым. Курьер зашел на рынок и сразу направился к лавке с сушкой и бакалеей. Расплатившись, он сунул баранки в портфель и пошел прочь. Опера окружили продавца.

-Покажите, чем он с вами рассчитался! – показал удостоверение продавцу капитан.

Продавец сразу побледнел и осунулся. Молчал и не двигался.

-Обыщите его! – отдал операм приказ особист.

Опера достали из передника продавца тонкую пачку рублей. На одной из верхних, рублевых купюр, была надпись, сделанная карандашом: «пока не смогу передавать. За мной следят».

-Вы задержаны! – сухо сказал Логвин, после прочтения сообщения на купюре.

Через некоторое был задержан курьер Кузнецов. В ходе следствия быстро выяснилось, что эти двое передавали сведения о сотрудниках НКВД западным спецслужбам.

Понравился рассказ? Жмите «большой палец вверх», подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить выход нового рассказа!