Ситуация с послевоенной преступностью была крайне плохой, если не сказать критической.

-Опять нападение, Сапицкий! – кричал на начальника ночного караула начальник центрального отдела НКВД по Ростовскому округу. На его четко очерченных скулах заиграли желваки…

-Одного поймали, товарищ майор! – растерянно оправдывался капитан, — но он застрелился…

Сотрудники милиции никак не могли обнаружить местонахождение логова бандитов, которые терроризировали округу уже несколько месяцев. В итоге, когда ситуация совсем вышла из под контроля и бандиты начали врываться в дома окрестных деревень и грабить людей, руководством было принято решение о внедрении своего человека к преступникам.

Старшина Муренков, изворотливый и хитрый, был невысокого роста, коренастый и жилистый. При общении с ним вполне можно было принять милиционера за уголовника.

-Сдюжишь, старшина? – уточняли командиры у невысокого старшины.

Тот, молча, кивнул. Переодевшись в старую робу, Муренков поковылял через лес в одну из деревень, где в последнее время часто орудовали бандиты.

Схоронившись в одном из заброшенных домов, старшина старался иногда попадаться на глаза местным жителям, чтобы те видели в деревне непонятного мужика, похожего на беглого зека.

И наконец, через несколько дней этот план милиционера сработал. Муренков курил в углу хибары. От покрытой копотью керосинки разливался тусклый свет. Вскоре дверь распахнулась, и внутрь вошел рослый детина с лицом, не отягощенным интеллектом. Его взъерошенные рыжеватые волосы слиплись от пота.

-Ты чего тут обжился, старичок?! – прошипел мужик, — ты вообще, кто такой? Откуда будешь?

Муренков с готовностью поделился с пришлым заранее заготовленной историей о том, как бежал от милиции во время конвоирования.

-А во время войны, где был?! – продолжал опрос мужик, которого звали Иван, — стрелять умеешь?

-А то! – ответил Муренков, — последние два года в штрафбате оттрубил!

После этого разговора Иван пригласил «Гену» к себе в дом. Оказалось, что Ваня приходится сыном одной из местных жительниц.

Сели, выпили, закусили луковицей с краюхой хлеба.

-А еще повоевать не желаешь? – усмехнулся зловещей улыбкой Иван, — нам такие ребятки как ты, очень нужны…

Ну конечно, он хотел. Уже через час Ваня вел его лесными тропами к их бандитскому логову. Через пару километров старшина понял, что он не найдет сюда дорогу, даже если его провести сюда второй раз – слишком густыми были заросли, слишком часто и неожиданно менял Иван направление движения.

И вот, через час они, наконец, вышли к избушке лесника. Рядом были две большие землянки, которые преступники оборудовали из бывших немецких блиндажей.

-Знакомьтесь мужики! – прокричал Иван, — Гена!

Через несколько минут, «Гена» уже точно знал, кто из них главарь, сколько у них оружия и где оно хранится.

Теперь предстояло что-то решать. Когда опустились сумерки, Муренков незаметно взял пару гранат из ящика. Через несколько минут в доме началось «совещание» верхушки бандитов и старшина понял: пора!

Оставшись на улице под предлогом перекурить, старшина дождался, пока все скроются в доме. Первую гранату он метнул в приоткрытую дверь, а вторую забросил в окно.

-Ах, ты ж… — побежал на него один из бандитов.

Милиционер выстрелил в него как раз в тот момент, когда раздался мощный взрыв гранаты. Дом лесника разлетелся в щепки.

Началась перестрелка. Выстрелив еще в двоих, Муренков скрылся в чаще. Когда он, наконец, выбрался к населенному пункту, то сразу передал сообщение начальству. Остатки банды были пойманы в окрестностях в течение нескольких последующих дней.

Zampolitovich