Особист. Серьги

В этот теплый майский вечер ничего не предвещало беды. Сотрудники особого отдела собрались вместе с женами за накрытым столом, в кабине начальника отдела.

-Ну чего ты не пьешь, Константин?! – спрашивали коллеги у капитана особого отдела, Сергея Маевского.

-Да не знаю! – отвечал особист, — настроения что-то нет.

Он сидел и смотрел на серьги своей супруги, Елены. Эти золотые серьги, с зелеными изумрудами в форме ромбиков, Елене достались от ее бабушки. Других таких просто не было. Бабушке их сделал дед ювелир, собственными руками.

Прошел час, веселье было в самом разгаре, когда в управление ворвались вооруженные люди, лица которых были закрыты платками-масками.

-Какого ч… — прокричал дневальный и тут же получил пулю в лоб.

Преступники ворвались в кабинет начальника и открыли огонь из автоматов…

Капитан Маевский очнулся в больнице, на следующий день. В особиста попали две пули, но он выжил. Выжил один из всех присутствовавших там сотрудников НКВД. К вечеру к нему пришли следователи.

-Ваша супруга пропала! – сообщил ему майор особого отдела, — все меры к розыску и задержанию преступников приняты! Расскажите все, что вы запомнили!

Он все рассказал. Елену обнаружили мертвой через два дня, за городом. Застрелена в голову. Серьги пропали.

Преступников так и не нашли…

Похоронив супругу, Сергей переехал в другой город. Устроился на работу простым следователем, в чужом городе.

Прошло три года. Михеев стал понемногу забывать о трагедии и приходить в себя. Вечерами он звонил знакомому следователю, туда в прошлую жизнь, в город Орел:

-Ну что, Миша, нет новостей по делу Елены Маевской?

-Извини, Серега, глухо! – отвечали с другого конца провода.

Прошло еще два года. Сергея пригласили на день рожденья к начальнику отдела, майору Лебединскому. Поначалу капитан отпирался, но в итоге решил пойти.

Празднование юбилея проходило на даче у начальника отдела. Собралось более двадцати гостей, за большим столом, накрытым прямо в саду. Капитана усадили далеко, на противоположном конце стола, от четы Лебединских. Сергей почти не видел майора с его супругой.

Веселье было в самом разгаре, когда очередь говорить тост дошла до Маевского. Сергей поднялся, все затихли.

-Счастья, здоровья, еще два раза по 45 лет… — начал тост Сергей и вдруг запнулся.

Взгляд его упал на уши Натальи Лебединской, жены юбиляра. Серьги его погибшей Елены… Изумруды в виде ромбиков мерцали в ушах улыбающейся женщины…

-И всего, самого, хорошего! – собрав волю в кулак, закончил тост Маевский.

Весь остаток вечера, капитан промучился с выбором варианта действий: «выйти на оперов в Орле, или расколоть Лебединского самому?!».

В итоге он решил действовать самостоятельно. Дождавшись, пока разойдутся все гости, он вызвался помочь убрать посуду…

Через час они были в полуподвальном погребе дачи майора – сам Лебединский, его жена и Сергей. Маевский переводил ствол пистолета с майора на супругу.

-Ну что, тварь, — проговорил капитан, — расскажешь жене, откуда серьги эти?!

-Гена, о чем он говорит?! – заплакала Наталья, — ты же купил мне их на день рожденья пять лет назад! Это ведь так?!

Майор молчал. Сергей достал с полки лист бумаги и положил перед преступником.

-Пиши все как есть майор! – прошипел капитан, — иначе я за себя не отвечаю! Я уже пять лет как не живу! Мне терять нечего!

Лебединский написал чистосердечное признание, и подписал. Оказалось, он уже несколько лет возглавлял банду, спонсируемую западными шпионами.

Сложив его признание, Маевский рассказал Наталье Лебединской все, что произошло 5 лет назад. Уходя, он повернулся и проговорил:

-Теперь она знает майор! Наталья все знает!