-Отличная работа, капитан! – проговорил комбат, — ваши люди взорвали секретные склады фашистов! Вы сорвали вражеские планы!

Старшина бежал к расположению роты. Только что, около двадцати минут назад, погиб его друг и боевой товарищ. Двое разведчиков нарвались на притаившийся в укрытии немецкий патруль…

-Его застрелили, а ты легко ранен в руку?! – прорычал недовольным голосом комиссар роты, Егор Двинятин, — что-то мне это все не нравится!

Но командир роты решил заступиться за бойца, с которым прошел уже два года войны.

-Ну ладно, Егор, — махнул рукой ротный,сам же знаешь, эти склады фашисты берегут как «зеницу ока»!

Но особист уже поднялся и достал из-за пазухи флягу. Тут все заметили, что он прилично пьян. Майор Двинятин сделал два приличных глотка из фляги и проревел:

-Ну а склад что? Взорвали?!

Разведчик опустил голову и покачал из стороны в сторону:

-Никак нет… Они нас как раз в паре десятков метров от склада перехватили…

Особист ударил кулаком по столу.

-Ну что ж! – проревел майор, — я тогда сам все сделаю! Должен ведь кто-то показать, как нужно воевать!

Он сделал несколько неуверенных шагов по направлению к выходу из блиндажа. Ротный с разведчиком переглянулись.

-Да вы что, товарищ майор?! – проговорил старшина и попытался взять особиста за руку.

-Отставить! – прокричал пьяный офицер, — я тебе покажу, как надо подрывать склады!

Командир роты ухватил комиссара за руку, но тот вырвался и побрел в направлении передовой.

А меж тем, до рассвета оставалось уже пару часов. Майор Двинятин побрел в сторону рощи, даже не прихватив с собой гранаты. У особиста был с собой лишь пистолет и нож.

-Может, подстрахуем?! – предложил старшина ротному.

Тот неуверенно посмотрел вслед пропавшему из вида комиссару и покачал головой:

-Да нет… Вернется!

А комиссар взял в руку нож и как медведь ломился сквозь заросли в сторону вражеских позиций. Через километр пути он уже немного протрезвел, и снова достав флягу, добавил порцию самогонки. И тут к нему шагнули двое немецких патрульных. Майор ударил одного в челюсть кулаком, но второй его «успокоил» прикладом винтовки.

…Его тащили во вражеский тыл. Он делал вид, что находится без сознания. Когда его опустили на землю в одной из траншей, чтобы передохнуть, майор их стремительно атаковал.

Первого фрица он сразу ударил ножом в сердце, а второго застрелил из его же винтовки. После этого он прошел по траншее и обнаружил еще двоих фашистов, мирно посапывающих на ящиках с гранатами. Особист быстро заколол обоих штыком от трофейной винтовки и направился дальше, как ему казалось, в сторону склада, который должны были взорвать разведчики.

-Хенде хох! – выпрыгнул из-за угла фриц с автоматом.

Но майор упал, перецепившись через тело погибшего вражеского солдата и вонзил штык прямо в грудь гитлеровца.

…Он нашел глазами вражеский склад боеприпасов. Это были два блиндажа, расположенные рядом. Первый располагался недалеко от траншеи, и майор, кряхтя, вылез наверх. Из трубы шел дымок. Особист быстро бросил две гранаты в трубу, и повторил все то же самое со вторым блиндажом.

Раздалось два мощных взрыва еще до того, как Двинятин успел нырнуть назад в траншею. Град земляных комьев полетел на него сверху.

Он отпил еще пару глотков из фляги и побрел по траншее назад…

Когда он вернулся, уже полностью рассвело. Особист улегся спать прямо у командирского блиндажа. Ротный уже собирался доложить о произошедшем инциденте комбату, но тот сам вышел на связь через радиостанцию:

-Отличная работа, капитан! – проговорил комбат, — ваши люди взорвали секретные склады фашистов! Вы сорвали вражеские планы!

Zampolitovich