Особист. «Пьяная» история

Рота РККА шла в атаку. Впереди, в сотне метров начинались позиции гитлеровцев.

-Вперед! За родину! – кричал, что есть сил комиссар Деникин.

И тут на особиста выскочил фашист, невесть откуда появившийся среди спин бегущих вперед красноармейцев. Капитан особого отдела увернулся от штыка и нанес противнику удар в челюсть, но при этом перецепился через мертвого фрица и упал на спину.

Фашист подбежал и уже опускал штык в грудь капитану, когда его поразила прямо в висок пуля сержанта, стоящего в пяти метрах.

-Ты мне жизнь спас! – обнимал солдата комиссар, — ты кто, откуда?!

-Сержант Логачев! 166-й пехотный! – ответил боец.

И атака продолжилась. Через час красноармейцы выбили неприятеля и погнали его дальше. Остановились только через десяток километров. Солдаты разместились в поле, окрестных деревнях и поселках. Комиссар опрашивал жителей освобожденной деревни.

-А из ваших жителей, точно никто не помогал фашистам? – беседовал особист с двумя женщинами.

-Нет, что вы, товарищ капитан! – отвечали селяне, — наши все советской власти преданы!

И тут Деникин увидел сержанта Логачева.

-Сержант! – побежал к бойцу особист, — живой!

Через полчаса они уже сидели в одном из незанятых домов деревни.

-Сиди здесь, я сейчас приду! – сказал комиссар бойцу, — ты мне жизнь спас! Это дело отметить нужно!

А капитан знал, что отступая, немцы оставили много ящиков с виски. Он вернулся к сержанту, и они начали выпивать. Первую бутылку выпили за полчаса.

-Я сейчас! – сказал комиссар и пошел за очередной партией спиртного.

Он подходил к ящикам с виски, когда подбежал лейтенант Прокопенко и проговорил:

-Товарищ комиссар роты, там приехал майор из вашего отдела!

-Скажи, что меня не видел! – ответил особист.

Он вернулся к Логачеву через пять минут еще с двумя бутылками.

-Там наши прибыли, из НКВД, а мы пьяны! – сказал Деникин, — нужно где-то схорониться!

Истории времен войны. | Они спустились в погреб и продолжили пьянку. Напились до такого, что вырубились без чувств, прямо в погребе.

Утром первым проснулся сержант. Сверху доносились звуки боя и громкие крики.

-Очнитесь, товарищ капитан! – растолкал особиста Логачев.

Очнувшись, комиссар осторожно вылез из погреба и через минуту вернулся к сержанту.

-Немцы! – сообщил товарищу капитан, — будем ждать ночи!

Весь день они просидели в погребе. Под вечер в дом зашли двое фашистов. Один из них спустился в погреб. Сержант спрятался под лестницей и выскочив, вырубил фрица рукояткой пистолета в висок.

-Курл?! – донеся сверху голос второго немца.

Через минуту вниз спустился второй фашист, которого постигла та же участь.

…Он вышли из дома, переодетые в немецкую форму. Повсюду были фашисты.

-Наверное, ночью контратаковали! – прошептал сержанту особист.

Они уже подходили к окраине деревни, когда их остановил офицер и задал задавать какие-то вопросы, ярко жестикулируя руками.

Капитан кивнул, и потянув за рукав Логачева устремился дальше. Фашист не отставал, продолжая что-то твердить на повышенных тонах. Затем фриц крикнул что-то совсем громко и вскинул автомат.

Комиссар повернулся и дал по нему короткую очередь.

-Бежим! – потянул он сержанта в сторону оврага, поросшего кустарником.

Им удалось уйти от врага. На советские позиции возвращались с поднятыми руками, а потом еще долго объясняли, что с ними произошло…

Дорогие читатели, пожалуйста, оставляйте сайт в закладках и делитесь им в соцсетях, это очень помогает развитию сайта и стимулирует для вас писать лучше и чаще.