Особист раскрыл актерскую игру предателя, но как привлечь к ответственности и доказать вину ротного пока не знал.

-Нет, лейтенант, именно прорвать эти укрепления! – прорычал командир роты, майор Цыферов, — или ты меня не понимаешь?!

Комиссар смотрел на ротного и в его душе в очередной раз за последние несколько месяцев возникли сомнения, относительно преданности данного офицера Советскому Союзу. Он уже не раз наблюдал за странными вещами, которые происходят в их роте.

То неделю назад майор отправил троих разведчиков в занятую немцами деревню, с задачей привести немецкого лейтенанта. Все трое попали в засаду уже под деревней. Как говорил перед смертью третий, израненный сержант, которому чудом удалось сбежать:

-Было, похоже, что они нас там просто ждали…

Но никаких доказательств, что этот приказ разведчикам отдал именно командир роты, не было… А еще особист Марков не раз замечал, что в их роте странным образом пропадает оружие и боеприпасы. Конечно, не в катастрофических масштабах, но все же!

Вот буквально несколько дней назад, перед самой атакой несколько бойцов не нашли своих винтовок и пошли в атаку с пистолетами. А перед этим, артиллеристы остались без ящика со снарядами…

Майор Цыферов конечно лютовал и угрожал подчиненным расправой за халатность, но Марков видел – это все актерская игра предателя.

А совсем не давно, еще несколько месяцев назад, комиссар стал замечать, что в роте ведутся запрещенные политические разговоры. Он не раз боролся с этим сам и докладывал Цыферову. Но особой реакции со стороны командира роты так и не последовало.

И вот сейчас снова. Майор посылал взвод красноармейцев на верную гибель. Укрепления врага в этом месте были просто неуязвимы для обычной пехоты.

-Но ведь тут нужны танки, товарищ майор! – подошел к совещающимся особист, — и вообще, где приказ на такую задачу.

Цыферов побагровел. Он поднялся и начал мерить шагами блиндаж.

-Этот приказ пришел рано утром по радиосвязи! – воскликнул майор, — я что, буду обсуждать с начальством опасности предстоящей операции?!

-Но ведь вы должны заботиться о личном составе! – воскликнул в ответ комиссар, — или будем выполнять заведомо преступный приказ?!

Ротный поостыл. Наверное, понял, что в этот раз он перегнул палку.

-Ну да, наверное, ты прав, капитан… — проговорил Цыферов, — я свяжусь со штабом снова и объясню ситуацию…

Когда комиссар вышел из блиндажа, у него уже не осталось никаких сомнений в том, что Цыферов предатель. Только как его привлечь к ответственности и доказать его вину, Марков пока что не знал.

И вот через два дня особист узнал, что на фронт прибыл генерал Яворов. Он должен был посетить с проверкой и их батальон. Комиссар долго не думал. У него давно были прикопаны трофейные немецкие документы, которые он изъял в прошлом году у вражеских разведчиков.

А вот политические антисоветские листовки достать было посложнее, но особист уже имел на этот счет несколько соображений.

И вот через пару дней генерал со свитой прибыл в расположение батальона.

-Ну как тут у вас? – проревел на общем построении генерал, — все в порядке?! Дисциплина и муштра?!

Марков прокашлялся и вышел вперед, на глазах у изумленных офицеров батальона:

-Разрешите, товарищ генерал?

После генеральского кивка головой, особист продолжил:

-Да какой уж тут порядок! Вот наш ротный, Цыферов совсем уже ничего не боится! Антисоветскую деятельность в роте развел! Бойцов на смерть посылает! И главное, искусно заметает следы и не дает свои вещи на проверку! Я буквально вчера видел у его блиндажа незнакомых бойцов, не из наших!

Через пять минут весь блиндаж Цыферова был перевернут вверх дном. Из офицерской планшетки выпали листовки с карикатурами на Сталина и его заместителей, а также шифровки на немецком языке, с указанием расположения советских и германских частей и подразделений…

Zampolitovich