Особист. Медлить нельзя!

Медлить нельзя! Особист рубанул наотмашь рукояткой пистолета предателя, о тебе позаботятся.

Все случилась очень неожиданно и внезапно. Капитан Клименко отправился вдоль передовых укреплений красноармейцев и сразу же обнаружил кучу недостатков.

-Где, черт возьми, новые боеприпасы?! – спросил особист у взводного.

Артиллерист только пожал плечами в ответ. Клименко стиснул зубы и отправился к командиру роты. Время было раннее, около шести утра, и бойцы только собирались на утреннее построение.

Около блиндажа ротного, еще метров с 50-ти, капитан увидел ротного комиссара Янжулова, который как-то необычно быстро прошмыгнул в командирский блиндаж. Но тогда Клименко не придал этому значения…

Как только он вошел в блиндаж, то увидел следующую картину: командир роты, майор Степанов, лежал на полу с несколькими ножевыми ранениями. Комиссар Янжулов стоял рядом и прятал нож. Как только майор Янжулов увидел отвисшую челюсть Клименко, он сориентировался мгновенно.

-Предатель! – закричал майор, — тревога! Ротный убит!!!

И он набросился на капитана. Тому ничего не оставалось, как защищаться ,в результате чего завязалась потасовка. Янжулов умудрился запихнуть за ремень капитана нож, которым он убил ротного.

Через несколько секунд в блиндаж ворвались бойцы и дерущихся разняли.

-Что здесь происходит?! – сурово спросил заместитель ротного.

Сколько Клименко не выкрикивал о том, что ротного убил Янжулов, все слушали только комиссара.

-Ты может еще, зама обвинишь?! – перекривлял капитана комиссар, — ну довольно, его нужно вести в город, в штаб НКВД! Я свяжусь и все объясню!!!

Через час капитан Клименко уже ехал в кузове полуторки с двумя конвойными автоматчиками по бокам. До штаба особого отдела путь был неблизкий – около 40 километров.

Его распирала не только злоба и жажда мести. Капитана особого отдела беспокоило то, что еще может натворить майор Янжулов. Клименко отлично себе представлял свои «радужные» перспективы, когда они прибудут в штаб НКВД. Скорее всего, расстреляют на месте, после коротких формальностей.

Уж майор об этом позаботится, можно не сомневаться…

 И тут он решил бороться за свою жизнь и за справедливость. Он выжидал момент, чтобы выпрыгнуть за борт, но план в его голове еще не созрел. И тут грузовик наскочил на огромный ухаб и практически перевернулся. Охрана с трудом удержалась на ногах и раскачивалась из стороны в сторону. Клименко вскочил и ударил головой в живот ближнего к нему сержанта. Тот вылетел через борт, а второй замахнулся прикладом.

Капитан упал на спину, и приклад опустился рядом, по кузову. Тогда Клименко выбросил вперед обе ноги, и старшина упал на спину.

Капитан быстро выхватил у конвойного пистолет, связанными руками и приставил его к боку солдата.

-Я не виновен! – прокричал капитан особого отдела, — не сопротивляйся!

И он рубанул наотмашь рукояткой пистолета старшину в висок. Тот на несколько секунд потерял сознание. Быстро освободившись, капитан проследовал к кабине и спрыгнул из кузова на подножку водителя.

-Тормози! – направил Клименко ствол на водителя-сержанта.

Тот остановил полуторку и с испугом смотрел на офицера.

-Включай радиостанцию! – скомандовал особист, — выходи на связь с командиром нашего батальона!

Как и рассчитывал Клименко, в кабине действительно была портативная радиостанция. Сержант быстро связался со штабом батальона и через минуту капитан уже разговаривал с комбатом.

-Товарищ полковник! – проговорил Клименко, — вы ведь меня знали еще до войны! Я говорю чистую правду…

Он рассказал ему все еще раз. Комбат пообещал разобраться.

-Смотри там, капитан, — проговорил полковник, — не наломай больше дров! Езжай в НКВД и веди себя спокойно! Ничего не бойся, я с ними сейчас свяжусь!

Капитан сел на пассажирское и отправился в город вместе с сержантом. Когда он прибыл в штаб НКВД, то подполковник особого отдела сообщил ему следующее:

-Майора Янжулова только что арестовали! Он пытался убить командира еще одной роты…

Zampolitovich