Осечка, или погоня за Морганом Штоффом

Снайпер нажал на спусковой крючок. Выстрела не последовало.

-Ах ты ж черт!!! – выругался лейтенант Николай Артюхов.

Он быстро перезарядил винтовку, но Штофф уже заходил в двери ресторана. Стрелок понял, что эта попытка ликвидировать вражеского офицера провалилась.

-Да что же это происходит?! – ругался снайпер, уходя с огневой позиции.

Он направлялся в свое убежище, наспех оборудованное в нескольких кварталах от ресторана, в котором сейчас обедала «цель».

Советский офицер прибыл в оккупированную немцем Одессу два дня назад. У лейтенанта был четкий приказ: ликвидировать Моргана Штоффа, до того, как 5-го мая он отбудет на теплоходе из городского порта.

Артюхов имел на Моргана полное досье. Снайпер знал, где и когда будет возможность сделать решающий выстрел. Николай все сделал правильно, рассчитав идеальный угол для стрельбы, выбрав отличную позицию на втором этаже старого дома, в 200-ах метрах напротив ресторана.

И вот теперь эта осечка…

-Ну, ничего… — успокаивал себя Николай, — сегодня только третье мая!

Вернувшись в свою заброшенную квартиру в полуразрушенном доме, снайпер сверился с графиком немецкого офицера. У него оставалось еще несколько часов, до совещания немецких офицеров в центральном городском штабе.

Артюхов разобрал винтовку до мелких пружинок. Взял патроны из новой упаковки, и наскоро перекусив, вздремнул пару часов.

Ему приснился странный сон, как будто он бежит за Морганом через лес. Немец шел медленно, а Николай бежал за ним, что есть силы, но не мог догнать.

…Он проснулся, рывком поднявшись в положение сидя. Часы показывали шесть вечера. До совещания в штабе остался всего час.

…Он забрался в колокольню старой часовни, устранив часового внизу, и спрятав его тело в погребе, среди бочек с вином. Николай успел вовремя: только он расчехлил винтовку, и прильнул к прицелу, как ко входу в штаб начали подъезжать автомобили с офицерами.

Штофф приехал третьим. Артюхов навел перекрестье прицела на спину поднимающегося на крыльцо фашиста. Идеальное расстояние – 250 метров. Ветра практически нет… Снайпер сделал глубокий вдох, упер приклад в плечо и нажал на спуск.

-Щелк! Щелк! Щелк! – он нажал на крючок три раза и не верил в происходящее.

Выстрела снова не последовало! Осечка!

-Да е… м-ть!!! – выругался снайпер и, собрав винтовку, кинулся прочь.

Оставалась последняя возможность. Этой же ночью, Артюхов подкараулил немецкого часового около штаба. У вражеского солдата была отличная винтовка.

Николай подошел к часовому, и, отвлекая его внимание дурными расспросами, завел его за угол, в «слепой» переулок…

Утром стрелок уже переставлял оптический прицел со своей винтовки на немецкую.

Пятого мая Артюхов сидел на чердаке старого склада городских доков. До прибытия Моргана оставалось несколько минут. Для этой винтовки у снайпера было всего два патрона.

Главный причал был в 300-ах метрах, впереди Николая. Штофф прибыл ровно в девять утра. Выйдя из машины, офицер пошел прямиком к теплоходу.

Лейтенант замер с винтовкой на чердаке. Прицел был точно над головой объекта, с учетом поправки.

Для выстрела оставались считанные секунды, и Николай боялся. Боялся очередной осечки настолько, что нажимая на спуск, зажмурился.

Прогремел выстрел. Открыв глаза, Артюхов увидел, что Морган упал с причала и плавает в воде, лицом вниз…

Zampolitovich